ISSUE 3-2016
INTERVIEW
STUDIES
Igor Yakovenko Andrei Dynko Hasmik Grigoryan
RUSSIA AND HISTORY
Hienadź Sahanovich Jamil Hasanli
OUR ANALYSES
Petr Vagner
REVIEW
Petr Vagner
APROPOS
Varuzhan Piliposyan


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
INTERVIEW
АРСЕНИЙ СИВИЦКИЙ: «РОССИЯ ПРЕНЕБРЕГАЕТ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИМИ
ПОЗИЦИЯМИ СВОИХ ПАРТНЕРОВ»
ISSUE 3, 2016

За последние 25 лет, прошедшие со времени распада СССР, на постсоветском пространстве имели место различные процессы: не только межгосударственные споры, разногласия и даже конфликты, но и попытки соединить вместе осколки некогда могучего государства. Естественно, что эти попытки предпринимались стержневым государством постсоветского пространства – Россией.

Одним из таких процессов стало сближение Москвы и Минска, выразившееся в создание Союзного государства России и Беларуси. И хотя эти страны на постсоветском государстве оказались наиболее интегрированными, тем не менее, даже между ними периодически вспыхивали различного рода торговые войны и споры о цене на газ. А в последние годы отношения начали охлаждаться и в военно-политической сфере, ранее казавшейся примером для подражания соседям.

Свое видение нынешнего состояния и перспектив российско-белорусских отношений в интервью, которое для журнала «Русский вопрос» вел Роман Темников, изложил директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск, Беларусь) Арсений Сивицкий.

Насколько эффективно и плодотворно в последние годы сотрудничество Беларуси и России в рамках Союзного государства?

Несмотря на то, что Союзное государство остается до сих пор наиболее глубоким форматом экономической, социал-гуманитарной, военно-политической интеграции на постсоветском пространстве, в последние годы мы можем наблюдать серьезный кризис в функционировании этого интеграционного образования под воздействием внутренних и внешних проблем.

Минск еще в прошлом году предложил Москве реализацию пакета совместных антикризисных экономических мер, направленных на преодоление негативных тенденций в национальных экономиках двух стран. Такой же антикризисный план был предложен Беларусью в рамках председательства в ЕАЭС. И хотя на словах российская сторона поддержала этот план, в реальности она его проигнорировала.

В основе этого антикризисного плана лежали вполне здравые инициативы, направленные на углубление кооперации в промышленности и агропромышленном секторе, скорейшее устранение всех изъятий и ограничений во взаимной торговле, создание единого энергетического рынка, принятие системы мер по импортозамещению и совместному наращиванию экспорта и др.

В итоге товарооборот между странами хронически падает где-то на 30-40% в год начиная с 2013 года, белорусские производители до сих пор не получили доступ к программам импортозамещения в России, некоторые российские предприятия ВПК даже собираются разрывать технологические цепочки с белорусскими производителями (например, концерн «Алмаз-Антей» собирается отказаться от продукции МЗКТ в пользу КАМАЗ), экспорт сельскохозяйственной продукции из Беларуси постоянно сталкивается с новыми ограничениями и барьерами при входе на российский рынок.

До сих пор не решен вопрос о предоставлении Газпромом скидки на газ, на которой настаивает белорусская сторона из-за падения мировых цен, и проблема накопившейся задолженности из-за разных подходов к ценообразованию. Используя в качестве повода наличие у белорусского правительства задолженности перед Газпромом, российская сторона приняла решение еще и сократить объемы поставок нефти в Беларусь. Поэтому в любой момент может начаться очередная торговая война – будь то продовольственная, нефтяная или газовая.

Ни для одной из этих проблем до сих пор не найдено практическое решение, несмотря на встречи на высоком уровне. Можно констатировать, что интеграционные процессы в рамках Союзного государства и ЕАЭС находятся в кризисе из-за неспособности выработать согласованный ответ на экономические и внешнеполитические вызовы.

Это связано с нежеланием России прислушиваться к предложениям и пожеланиям своих партнеров по интеграции, не говоря уже о пренебрежении их позициями по вопросам внешнеполитической повестки дня, особенно если это касается отношений с Украиной и Западом.

По сути, Беларусь и Россия последние два года находятся в состоянии перманентных торговых войн. К давлению экономическому в недавнем времени добавилось и военно-политическое. Впервые за 25 лет на белорусском направлении в непосредственной близости от границы с Беларусью российская сторона начала разворачивать механизированные воинские части и подразделения.

Является ли концентрация в последнее время российских войск на границе с Беларусью, странами Балтии и Украиной следствием ее новой стратегии?

Нынешняя стратегия России связана с превращением фактора силы и военной мощи в ведущий фактор международных отношений. Это единственный параметр, по которому Россия до сих пор входит в ТОП-5 мировых лидеров, в отличие от параметра экономической мощи, а значит, еще является конкурентоспособной державой на мировой арене. Благодаря этому российская сторона может навязывать свои правила игры, а также не допускать формирования такого миропорядка, который бы мог угрожать позиции России в мире.

Россия за последние два года показала, что может очень эффективно проецировать военную силу и проводить специальные операции за рубежом для решения геополитических задач, неважно будь это ведение гибридной войны на востоке Украины, чтобы не допустить ее интеграции в евроатлантические структуры, или же дистанционная война в Сирии, чтобы обеспечить свое присутствие и влияние на Ближнем востоке, или же это активное вмешательство в избирательные процессы в США, Германии и Франции накануне президентских и парламентских кампаний с целью продвижения выгодных для России политических сил.

В целом, российской стороне удается очень эффективно создавать очаги конфликтной динамики и управлять ими не только на постсоветском пространстве, но и за его пределами.

В этом контексте усиление российского военного присутствия на западном направлении, прежде всего, призвано оказать давление на постсоветские страны – Украину, Беларусь и Молдову, находящиеся в сфере влияния России (с точки зрения кремлевских стратегов), оказать демотивирующее психологическое воздействие на Запад с целью подорвать солидарность и единство ЕС и НАТО в вопросах оказания поддержки этим странам, а также противостояния с Россией.

И наконец, в случае такой необходимости, оперативно спроецировать военную силу на эти государства для удержания их в своей сфере влияния, если эти страны начнут переходить определенные «красные линии».

Какая роль во внешнеполитических устремлениях Кремля отводится конкретно Беларуси?

В контексте военно-политической конфронтации между Россией и НАТО установление контроля над Беларусью является важным приоритетом для Кремля. Это связано с необходимостью превращения Беларуси в российский форпост, с помощью которого Кремль может оказывать давление на страны НАТО и Украину и таким образом деактуализировать решения Варшавского саммита НАТО, с одной стороны, а также подрывать с помощью такого давления единство и солидарность внутри Альянса, с другой стороны.

В этой связи Кремль в идеале заинтересован в получении полного и неограниченного одностороннего доступа российских войск на территорию Беларуси, в том числе – неограниченной возможности действий в отношении третьих стран с территории Беларуси с целью дальнейшей деактуализации решений Варшавского саммита НАТО и принуждения Альянса к новой оценке стратегической ситуации.

При этом не исключены и попытки превращение территории Беларуси в источник актуальных и потенциальных конвенциональных и гибридных угроз для стран НАТО и Украины.

Развитие событий по такому сценарию сразу же подорвет процесс нормализации отношений с Западом, а также снизит интерес Китая к Беларуси как устойчивому партнеру по реализации проектов в рамках Экономического пояса Шелкового пути.

А какую роль в противостоянии Запада и РФ отводит Беларуси ее руководство?

Как отмечено выше, во внешнеполитических устремлениях России существенная роль отводится Беларуси. Это, в частности, обусловлено следующими обстоятельствами.

Во-первых, сохраняя свою нейтральную позицию по отношению к украинскому кризису, а также полный и эффективный контроль над собственной территорией, Беларусь выступает значительным донором региональной стабильности и безопасности. Гипотетическая невозможность для России использовать территорию Беларуси для агрессивных действий в отношении третьих стран вносит существенный вклад в ограничение эскалации напряжённости в регионе и, таким образом, сдерживание России.

Во-вторых, будучи союзником России в рамках оборонительных альянсов (ОДКБ, Союзное государство), Беларусь вносит важный вклад в поддержание обороноспособности Российской Федерации. Закрывая западное стратегическое направление, и одновременно проводя сугубо оборонительную политику и реализуя меры укрепления доверия со странами НАТО, Беларусь обеспечивает полную нейтрализацию военной угрозы на данном направлении.

В-третьих, Беларусь, имеющая отношения всестороннего стратегического партнёрства с Китаем, стремительно развивающиеся позитивные отношения с США и ЕС и одновременно союзнические отношения с Россией, выступает в качестве потенциально важной площадки международного сотрудничества, содействующей снижению роли фактора силы в международных отношениях.

Однако изложенные роли Беларуси на международной арене прямо противоречат описанной ранее стратегии российской стороны. По этой причине стратегия Москвы прямо диктует необходимость изменения международного положения и статуса Беларуси. В частности, для реализации стратегического замысла

Кремля требуется превращение Республики Беларусь из донора безопасности и стабильности в источник множественных вызовов и угроз безопасности и стабильности странам НАТО и Украине.

Как известно, Москва уже пыталась разместить свою военную базу на белорусской территории, но пока безуспешно. На какие шаги может пойти Кремль, дабы заставить Минск подчиниться своей воле?

Попытки Москвы разместить в Беларуси свои военные базы связаны с тем, что Кремль хотел бы получить неограниченный односторонний доступ российских Вооружённых Сил к белорусской территории, в том числе – для действий с её территории в отношении третьих стран. Для этого также необходимо подорвать стабильность в Беларуси и дееспособность белорусского государства (военный и политический суверенитет), лишить Минск способности эффективно контролировать собственную территорию, а также возможные вызовы и угрозы для третьих стран, которые могут на ней возникать (деятельность незаконных вооружённых формирований, других криминальных элементов).

В рамках данного подхода Российская Федерация последовательно оказывает давление на Республику Беларусь с целью добиться размещения на белорусской территории российских войск, которые бы были наделены экстерриториальным статусом. Фактически именно в этом состоял смысл заключения соглашения о размещении на территории Беларуси российской авиабазы, которое грубо навязывалось Москвой белорусской стороне летом-осенью 2015 года.

Поскольку текст соглашения, утвержденный на уровне российского правительства и президента без согласования с белорусской стороной, не содержал конкретных параметров размещения в Беларуси российских войск, общая направленность документа состояла в том, чтобы создать юридические рамки для экстерриториального присутствия российских вооруженных формирований в Беларуси, и затем использовать это как основу для «продавливания» более масштабного присутствия. В частности, помимо размещения Военно-космических Сил РФ, дальнейшие шаги российской стороны могли также включать размещение экстерриториальных сухопутной и ракетной баз.

Все это навязывается белорусской стороне под предлогом необходимости сформулировать адекватный ответ на активности НАТО на восточном фланге. Однако с военной точки зрения те решения, которые приняты на Варшавском саммите НАТО и направлены на укрепление восточных рубежей (будут развернуты 4 мультинациональных батальона в Прибалтике и Польше) не являются военной угрозой для Беларуси, а тем более для России.

Что, в свою очередь, в состоянии предпринять Беларусь для нейтрализации данной угрозы?

Последние два года Беларусь активно модернизирует свои вооруженные силы. Именно их высокая боеспособность выступает стратегическом фактором сдерживания, а также не дает возможности остальным разговаривать с Беларусью на языке силы. Сразу же после начала российско-украинского конфликта был принят новый оборонный план, а недавно Беларусь приняла новую военную доктрину, в которой особое внимание уделяется противодействию гибридной войне.

Теперь белорусское военное стратегическое планирование вынуждено учитывать потенциальные угрозы и вызовы как с западного, так и восточного направления. К сожалению, мы вынуждены констатировать, что российская сторона проводит крайне непредсказуемую и агрессивную внешнюю политику, в этой связи необходимо быть готовым к абсолютно любым сценариям. Тем более, когда на Беларусь уже оказывается не только экономическое, но и военно-политическое давление, а все аргументы белорусской стороны о необходимости снижать уровень геополитической напряженности и искать совместные пути выхода из экономического кризиса просто игнорируются Москвой.

Print version
EMAIL
previous АРМЯНСКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ПОД ПРИЦЕЛОМ КРЕМЛЯ? |
Varuzhan Piliposyan
МЕДИАФРЕНИЯ – ДИАГНОЗ И ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ |
Igor Yakovenko
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.