ISSUE 1-2003
INTERVIEW
Александр Куранов Tomas Urbanec
STUDIES
Илья Гайдук Владимир Воронов Игорь Некрасов
RUSSIA AND CHINA
Евгений Сергеев Николай Хорунжий
OUR ANALYSES
Ярослав Шимов Димитрий Белошевский
REVIEW
Элла Лаврик  & Иван Задорожнюк
APROPOS


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
OUR ANALYSES
«С УСАМИ И ТРУБКОЙ, НО БЕЗ ЗУБОВ»
НЕОСТАЛИНИЗМ В РОССИИ ПРИОБРЕТАЕТ НЕОЖИДАННЫЕ ФОРМЫ
By Ярослав Шимов | журналист, Радио Свобода, Беларусь | Issue 1, 2003

     Сталин – наверное, единственный персонаж российской истории, оценки личности и деяний которого несколько раз за исторически короткий срок – полвека – претерпели сильнейшие метаморфозы. Даже Николай II и Ленин, фигуры для России, как и Сталин, по-своему роковые и противоречивые, избежали таких кульбитов. От официального, но в большинстве случаев искреннего обожания при жизни – к частичному развенчанию в период хрущевской «оттепели», опять-таки частичной реабилитации при Брежневе и новому, теперь уже, казалось, окончательному «приговору истории» в конце 80-х – начале 90-х, в период, когда Россия, согласно популярной шутке сатирика Михаила Задорнова, обзавелась «непредсказуемым прошлым». Однако революционный цикл, которым страна прошла в последние 10 – 12 лет минувшего века, закончился, и выяснилось, что переоценка ценностей, принесенная падением коммунистического режима и распадом СССР, далеко не окончательна. Подули новые ветры (или, скорее, тихие сквозняки), которые принесли с собой новый взгляд на Сталина, более соответствующий нынешнему состоянию российского общества – обманчиво спокойному, но полному разочарования либеральными реформами и ностальгии по кажущемуся благополучию ушедших имперских времен.
     Известный социолог Борис Дубин так описывает этот процесс: «Масштаб и значение символа «Сталин» не просто менялись... Они наполнялись другим содержанием – вместе со всем советским... В конце 90-х Сталин и Ленин уже не противостоят друг другу, как было... в общественном мнении поздних 80-х. Они на шкале авторитетов друг друга догоняют и дополняют. Главное различие: для 40% россиян фигура Ленина уже принадлежит истории, причем истории, однозначно ставшей невозвратимым прошлым и как будто уже не подлежащей конъюнктурным переоценкам – «память о Ленине сохранится в истории, но никто уже не пойдет по его пути» Образ Сталина в общественном сознании выстроен по-другому, поскольку он, по определению итальянской исследовательницы Марии Ферретти, «принадлежит прошлому, которое никак не хочет стать прошлым» ..1 Сталин действительно «не хочет» уходить в историю – несмотря на то, что по естественным причинам идет на убыль число людей, для которых он и его эпоха являются частью их собственной жизни. Пожилые люди, как правило, верны Сталину прежде всего как символу своей может быть и не самой счастливой, но неповторимой и – благодаря Великой Отечественной войне – героической молодости, и это вполне понятно. Менее понятен один из феноменов российского сознания последних лет – заметный рост числа россиян в возрасте от 18 до 35 лет, положительно оценивающих дело и наследие Сталина.
     Представители данной возрастной группы, к которой принадлежит и автор этих строк, родились в основном в правление Брежнева, поэтому не помнят не только реального Сталина, но и «оттепели», подмочившей безупречную репутацию великого вождя в глазах их родителей и дедов. В большинстве советских семей в брежневскую эпоху если и заходила речь о Сталине, то оценки его личности были довольно нечеткими и достаточно противоречивыми – в духе половинчатых разоблачений ХХ съезда: великий, хоть и жестокий человек, который часто понапрасну проливал кровь, зато под его руководством СССР победил гитлеровский рейх. Моя семья в этом смысле вполне типична: в ней были и репрессированные, и пострадавшие от голода 1933 года на Украине, и воевавшие на советско-германском фронте. О Сталине и его эпохе в семейном кругу говорилось нечасто и, как правило, в целом нейтрально – ну, были времена, тяжелые, опасные, голодные, но и хорошего немало было... Можно сказать, что до начала «перестройки» Сталин для большинства советского общества, особенно молодежи, являлся в значительно большей степени частью истории, нежели сейчас, когда он неожиданно стал в каком-то смысле нашим современником.
     Разоблачения преступлений сталинизма, захлестнувшие советскую прессу в конце 80-х – начале 90-х, воспринимались частью молодого поколения как некая страшная сказка, а сам Сталин – как своего рода романтический злодей, фигура темная, может быть, для кого-то по-своему привлекательная, но в любом случае чрезвычайно далекая от реалий дня сегодняшнего. Политические и публицистические баталии вокруг фигуры «вождя народов» были делом прежде всего старшего поколения, которое тем самым сводило счеты с самим собой. И только позднее, когда действительность постсоветской России оказалась куда более грустной и приземленной, чем представлялось многим в первые годы демократических перемен, Сталин вдруг стал по-настоящему входить в жизнь молодых. По следующим причинам: «Для двадцатилетних (и многих 25 – 30-летних – Я.Ш.) Советская власть и Сталин – всего лишь символы, причем символы вовсе не негативные. Если глядеть «исторически», то совок представляется славной эпохой российской истории, а Сталин – последней великой исторической личностью. И в рамках «исторического взгляда», действительно, аргументы против сталинского СССР выглядят слабо. Страна была великой державой, лидер ее был гениальным управленцем, а жертвы при таком эффективном государственном строительстве всегда неизбежны. Мне было противно жить при Советской власти, это мой аргумент, который я не могу предъявить молодым. Им противно жить сейчас (по ряду причин, которые для меня, например, не выглядят существенными), а в те времена молодые еще толком не жили. Лет через десять нынешние молодые вполне могут объявить себя сталинистами – и при этом не оказаться маргиналами» ..2 «Лет через десять» – это, на мой взгляд, очень оптимистический прогноз. Многие молодые не стыдятся называть себя сталинистами уже сейчас.
     Стоит, конечно, добавить, что тот Сталин, который становится все более привлекательной фигурой для определенной части российских 20 – 30-летних, – это не реальный Иосиф Виссарионович Джугашвили, человек с весьма богатой и неоднозначной биографией, закончившейся 5 марта 1953 года, а скорее Сталин-символ, Сталин-миф, столь же отличный от подлинного Сталина, как парадные портреты красавца-генералиссимуса – от рябого сухорукого низенького кремлевского старца с трубкой и желтоватыми хищными глазами. Это не сугубо исторический персонаж, а скорее реальный политик, позитивный тип государственного деятеля и в каком-то смысле даже образец для подражания. Примеры? Пожалуйста. Вот как оценивает Сталина начавшая выходить недавно, но уже получившая довольно шумную известность московская газета «Консерватор», заявляющая о себе как о трибуне «молодых консерваторов» – тех представителей молодого поколения, которым не нравятся ни специфический российский капитализм, ни явная слабость государственных устоев, ни отсутствие у нынешней России внятной национальной идеи: «...Чуждость русской традиции и жестокость завоевателя, и в то же время вольная или невольная миссия хранителя, каковую и выполнил этот страшный человек — Сталин, заковавший Россию в почти непробиваемый панцирь новой советской цивилизации. Этого панциря, созданного сталинской империей, хватило на годы и годы, которые Россия прожила иногда худо, иногда бедно, но в мире и безопасности. Сталин не был, конечно, отцом родным, но он был могущественным защитником. И в этом смысле, несмотря на все «но», мы остаемся и по сей день наследниками Сталина, остаемся, поскольку выжили» ..3
     Это уже не «колбасный» сталинизм многих российских стариков, для которых Сталин хорош, потому что «при нем порядок был, а дороговизны не было». Это – еще недостаточно отшлифованная и оформленная, но все-таки политическая программа, в которой ценности «новой советской цивилизации» занимают вполне почетное место. При этом молодые неосталинисты, с которыми мне доводилось общаться лично, как правило, вовсе не замшелые противники личных свобод, материального благополучия или современных технических достижений. Однако все эти ценности, профанацией которых, по их мнению, явились реформы 90-х годов, должны быть подчинены ценностям более высоким – мощи и благополучию Отечества. Россия, как убеждены приверженцы неосталинистских идей, заслуживает более почетного положения в мире, чем то, в котором она находится сейчас. Сталин в рамках этой идейной парадигмы – вполне респектабельный национальный лидер, а вовсе не кровавый тиран. Характерно, кстати, что к президенту Путину, претендующему на роль этакого Сталина lights – патриотически настроенного авторитарного лидера, укрепляющего страну, но не проливающего во имя этой цели реки крови, – у многих неосталинистов отношение весьма критическое. Они видят в Путине ставленника тех же самых буржуазно-олигархических кругов, которые «развалили и разграбили» Россию в 90-е годы, и упрекают его, с одной стороны, в отсутствии активной борьбы с бедностью, социальным неблагополучием и слабостью государственных институтов, а с другой – в недостаточно решительном отстаивании интересов России на международной арене.
     Владимиру Н. 32 года. Он москвич, вполне преуспевающий бизнесмен, совладелец фирмы, торгующей офисным оборудованием. Сталина считает самым успешным правителем в истории России (может быть, наряду с Петром Великим) и наиболее соответствующим характеру и мышлению русского народа. «Наша фирма старается платить как можно меньше налогов, конечно, пытаясь при этом оставаться в рамках закона, . – говорит Володя. – Бухгалтерские штучки, сам понимаешь... Это обычная практика, но для меня она имеет особый смысл: мне противно платить налоги этому государству, слабому и бездарному. Сталинскому государству я бы платил с удовольствием, потому что знал бы: мои деньги идут на укрепление мощи Родины, на то, чтобы я и мои близкие жили в безопасности и могли уважать себя и свое государство, которое, в свою очередь, уважали бы во всем мире». На возражение, что в сталинской России не было и не могло быть никакого частного предпринимательства, у моего собеседника готов ответ: «Я не мечтаю о возрождении коммунистической России. Большевизм – пройденный этап. Но Россия может и должна быть великой, а это возможно только под руководством сильного и беспощадного человека – такого, каким был Сталин. Посмотри на Чили, на Южную Корею. Ведь наибольших экономических успехов они добились при диктаторах, которые, однако, не имели ничего против частного бизнеса» .. Володя не стесняясь говорит о том, что он – сталинист, хоть и не коммунист. Как ни странно, в августе 1991 года, совсем юным студентом, он был на баррикадах у ельцинского Белого дома. Но времена изменились, и Владимир Н. разочаровался в демократии. «В России демократия быстро превращается в бардак, . – рассуждает он. – Посуди сам: Александр II дал мужикам свободу – и его убили. Керенский хотел создать демократическую республику – и быстро потерял власть. То же самое случилось с Горбачевым. А при Ельцине демократия выродилась в хаос и бандитизм. К тому же, что такое демократия? Власть народа, правда? Так вот, сейчас народ молится на Путина, потому что лучшего лидера пока нет. А мечтает все равно о Сталине! Ты думаешь, что если бы при Сталине проводились свободные выборы, он бы не победил на них? Да 90 процентов голосовали бы за него, а то и больше! Просто демократия у нас другая: наш народ хочет сильного лидера. Правда, ему не всегда везет на таких лидеров».
     Причины, по которым взгляды, подобные только что описанным, становятся все более популярными в современной России, анализирует политолог Виктор Милитарев: «В России сегодня у людей слабо развито чувство собственного достоинства, поэтому рефлексия сталинского величия многим застилает глаза. Сталинизм в России вполне возможен. Это не будет прежний сталинизм... коммуно-патриотического толка. Новый сталинизм будет очень подвижен, он будет пытаться обходить историческую реальность, придумывать, формулировать и институализировать новые мифы. Личность Сталина в этом случае предстанет перед современниками в роли не больше ни меньше Авраама Линкольна» ..4 Последняя фраза весьма характерна для нынешних оценок неосталинизма: место Сталина в сознании молодого поколения россиян то и дело сравнивают с местом Линкольна, Черчилля, а чаще всего – де Голля в сознании западных народов. Здесь происходит очень свойственная России аберрация исторического зрения: явления совершенно неевропейские и незападные (а Сталин, несомненно, выходит за рамки европейской политической традиции) 5 оценивают, используя сравнения и аналогии с Западом. Проблема Сталина – это прежде всего проблема самооценки и самоидентификации российского общества. Что такое Россия – часть Европы или ее антипод? На какие ценности и традиции она должна ориентироваться? Куда держать путь?
     Единства мнений по этим вопросам в российском обществе как не было, так и нет. Вот как описывает известный американский политолог русского происхождения Александр Янов свои недавние дискуссии на эту тему с учеными из Новосибирска: «...Большинство из них неколебимо настаивало на том, что Россия не Европа и делать ей там нечего. И климат, мол, не тот, и расстояния не те, и бытовые привычки иные. Некоторые подчеркивали, как нелепо выглядел бы российский слон в европейской посудной лавке... Другим казалось унизительным, что «народу-богоносцу» следует стремиться в душную, приземленную, бездуховную Европу» ..6 При этом, однако, нет и адекватных альтернатив прозападному пути. Вот и получается, что, чувствуя глубокое отличие России, этого пограничья цивилизаций, от Европы, российское общественное сознание тем не менее не может отрешиться от европейских и вообще западных схем и аналогий, сравнивая «своего» Сталина с «чужим» де Голлем. Те же молодые неосталинисты, ругая на чем свет стоит западный либерализм и «буржуазную» цивилизацию, а заодно и нынешнюю власть, неожиданно становятся поборниками свободы слова, как только речь заходит о том, что у этой власти в принципе есть все возможности «закрутить гайки», заткнув рот своим критикам как с либерально-западнического, так и с неосталинистско-патриотического фланга. Нынешний взлет популярности Сталина (точнее, мифа о Сталине) – одно из порождений пестрой смеси западных и незападных представлений, идей и ценностей, существующей в сознании россиян. В принципе такая пестрота была характерна для России начиная с петровских времен, но в России сегодняшней этот «коктейль» замешан особенно круто. Люди мечтают о твердой сталинской руке и величии державы, но они весьма далеки от мазохистской тоски по сталинскому кровопролитию. Как остроумно заметил в недавнем радиоинтервью упоминавшийся выше Борис Дубин, «многие у нас хотят Сталина – настоящего, с усами и трубкой, но без зубов» ..
     Неосталинисты пока никак не оформлены организационно. Традиционные коммунистические и национал-патриотические организации вроде компартии Геннадия Зюганова и Народно-патриотического союза, ядро которого она составляет, не слишком популярны у молодежи. ЛДПР Владимира Жириновского теперь уже мало кто воспринимает всерьез. Национал-большевистская партия Эдуарда Лимонова, напротив, почти сплошь состоит из 18 – 25-летних парней и девушек, однако «нацболы» слишком радикальны и создали себе чересчур «пролетарский» образ для того, чтобы за ними могли пойти респектабельные молодые люди вроде Владимира Н. Однако особенность современной российской многопартийности – в том, что здесь существует множество «темных лошадок», способных неожиданно вырваться вперед, сделав ставку на настроения определенной части общества или на новых, еще не приевшихся электорату лидеров. Можно вспомнить историю первых выборов в Госдуму (1993), когда партия Жириновского, над которым уже тогда посмеивались все кому не лень, победила, набрав 25% голосов. Только тот факт, что Россия – президентская, а не парламентская республика, спас страну от самых неожиданных последствий этой победы.
     История вполне может повториться. Разыграть карту неосталинизма, т.е. сталинизма модернизированного, «цивилизованного», державного, но не большевистского – весьма заманчивая цель для многих политических организаций, как оппозиционных, так и прокремлевских. Именно так: ведь хотя популярность Владимира Путина весьма высока, она при этом в достаточной степени иррациональна, поскольку не подкреплена ни четкой идеологией, ни политической стратегией, понятной и близкой большинству граждан. Именно за это критикуют нынешнюю власть многие в России, справедливо отмечая, что «национальный прагматизм», пропагандируемый «Единой Россией» и прочими «партиями власти», слишком бескрыл и даже пошл для российского массового сознания, привыкшего ориентироваться на высокие цели и идеалы. 7 Тоска по Сталину – одно из проявлений отсутствия таких идеалов в современной России.


1 Дубин Б. Сталина давно нет. Его играют другие // «Известия», 6.III.2003.
2 Якимец К. Господин Сталин // «Русский журнал», 27.II.2003; http://www.russ.ru/politics/20030227-red.html
3 «Консерватор», 7.III.2003; http://www.egk.ru
4 Сталин – это наше что? «Руглый стол» № 34 // «Русский журнал», 5.III.2003; www.russ.ru/politics/20030305-stol.html
5 Если режимы Гитлера и особенно Муссолини – это своего рода модернизированные варианты европейского абсолютизма, в которых божественное право королей было заменено культом вождя как составной частью тоталитарных идеологий, то Сталин по характеру и стилистике своего правления скорее восточный деспот, чем европейский монарх. Бухарин, сравнив Сталина с Тамерланом, в общем-то попал в точку.
6 Вульф Л., Янов А. Переписка // «Неприкосновенный запас». 2002. № 6; http://magazines.russ.ru/nz/2002/6/ianov-pr.html
7 Именно на это намекает довольно злой анекдот, появившийся еще в начале правления президента Путина: «–Вы слыхали: в России теперь пекут новый торт, называется «В.В.Путин». – Да? И как же его готовят? – Так же, как торт «Наполеон», только без яиц».
Print version
EMAIL
previous РОССИЯ ВООРУЖАЕТ КИТАЙ |
Николай Хорунжий
ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛУБЯНКИ, ИЛИ НАЧАЛО ПЕРЕКРОЙКИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ? |
Димитрий Белошевский
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.