ISSUE 4-2009
INTERVIEW
STUDIES
Сергей Саркисян Владимир Воронов
RUSSIA AND CASPIC GAS
Сергей Саркисян
OUR ANALYSES
Отар Довженко
REVIEW
Pavel Venzera
APROPOS
Pavel Vitek


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
НАГОРНО-КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ И РОССИЯ
By Сергей Саркисян | эксперт Фонда «Нораванк», Армения | Issue 4, 2009

От редколлегии:

Публикуя этот материал известного эксперта научно-образовательного фонда «Нораванк» из Армении, мы отдаем себе отчет, что на эту сложнейшую проблему могут быть разные точки зрения. Журнал "Русский вопрос" готов в следующем номере предоставить возможность для аргументированной дискуссии.
 
Нагорно-Карабахский конфликт (НКК) - один из самых кровопролитных и трудноразрешимых противостояний на всем постсоветском пространстве.
Исторические, этнокультурные и правовые аспекты образования как самого понятия Нагорный Карабах, так и формирования административно-территориальной единицы под тем же названием в составе Азербайджанской ССР, а также процедура обретения им независимости в процессе распада СССР выделяют его из всех, по-своему уникальных, конфликтов и накладывают свои отпечатки на продолжающиеся попытки мирового сообщества найти приемлемую для всех сторон, вовлеченных в него в той или иной степени, форму его разрешения.
Чем дольше длится этот конфликт, тем более многоплановым и многогранным он становится, в нем появляются дополнительные аспекты и компоненты, такие, например, как компонента религиозного противостояния, что, конечно же, создает дополнительные трудности для его преодоления.
Попытки сторон усилить свои позиции на переговорах за счет привлечения региональных и внерегиональных сил и партнеров только усложняют поиски компромисса напрямую между НКР и Азербайджаном, выводят фактор и значимость существования конфликта на геополитический уровень, повышают соблазн ведущих геополитических игроков использовать его в своих политических и экономических интересах.
 
Исторический аспект
Формирование межгосударственных и межэтнических противоречий, превращение оспариваемой территории Карабаха в зону конфликта невозможно отделить от имевших место в 1895 – 1923 годах депортации и геноцида армянского народа в Османской Турции, отголоски и влияние которых, несомненно, не могли не сказаться на отношениях между армянами и тюрками Закавказья Российской империи, а после ее распада – Республикой Армения и Демократической Республикой Азербайджан (ДРА).
Провозглашение на I Съезде карабахских армян в июле 1918 года независимости Нагорного Карабаха мало отличалось от подобных актов весной-летом того же года в Баку, Ереване и Тбилиси. Однако стихийность формирования территорий и границ новых государств – путем самозахвата, а затем – при участии Красной Армии - превратило Карабах с преимущественно армянским населением в спорную территорию, которую все бакинские правительства – и мусаватистов[1], и коммунистов – пытались присоединить к Азербайджану.
На всех съездах Национального Совета Нагорного Карабаха требование правительства Азербайджана и командования турецкого экспедиционного корпуса о вхождении НК в состав ДРА последовательно отвергались.
Только в августе 1919 года VII Съезд согласился «до окончательного решения на Парижской мирной конференции вопроса своего статуса»[2] временно войти в состав Азербайджана. Однако и на Парижской мирной конференции (январь 1919-январь 1920 годов), и в решениях Лиги Наций территория НК неизменно признавалась спорной, но никак не принадлежащей ДРА.
А попытка назначенного британским командованием в Баку (но опять-таки временно, до окончательного решения о принадлежности спорной территории) генерал-губернатора Хосровбека Султанова силовыми методами окончательно присоединить Карабах к Азербайджану встретила жесткое сопротивление армянского населения Карабаха, и 23 апреля 1920 года IX Съезд НС НК денонсировал Соглашение из-за нарушения его Азербайджаном «ввиду организованного нападения азербайджанских войск на мирное армянское население Карабаха, истребления населения в Шуши и деревнях»[3].
Поскольку через несколько дней, в ночь с 27 на 28 апреля в Баку произошло вооруженное восстание и была провозглашена Советская Социалистическая Республика Азербайджан, дальнейшая борьба его за территорию Карабаха велась уже при помощи Красной Армии. То, что советская власть была установлена в Азербайджане на несколько месяцев раньше, чем в Армении[4], позволило Баку штыками Красной Армии добиться того, чего он не смог сделать ни собственными силами, ни при помощи турецкого и английского экспедиционных корпусов.
Используя стремление Москвы как можно шире распространить советскую власть в Закавказье, Баку существенно расширил границы Советского Азербайджана за счет нагорной части Казахского уезда, Талышского и Закатальского регионов.
После установления при помощи 11-ой Красной Армии советской власти в Азербайджане, возникла ситуация, когда по территориальным и государственно-правовым вопросам Карабаха стали параллельно накапливаться два пакета юридических документов - международных, в принятии которых принимали участие и представители независимой Армении, и советских, которые составлялись революционными комитетами на местах.
Так, в Севрском мирном договоре, подписанном 10 августа 1920г. на Парижской мирной конференции, в статье 92 специально оговаривался вопрос границ в Закавказье: «Границы будут установлены по взаимному соглашению соответствующих заинтересованных государств».
На местах же реальная граница между Советским Азербайджаном и независимой Арменией определялась дислокацией частей Красной Армии.
Однако по основному вопросу – государственной принадлежности Карабаха - подход Советской России и международного сообщества в тот период совпадал: в тот же день, 10 августа 1920 года Советская Россия и Республика Армения подписали Соглашение, по которому «занятие советскими войсками спорных территорий не предрешает вопроса о правах на эти территории Республики Армения или Азербайджанской Советской Социалистической Республики»[5].
Буквально на следующий день после того, как 29 ноября 1920 года было провозглашено установление в Армении Советской власти, правительство Азербайджана приняло решение о том, что «с этого дня объявляются ликвидированными споры о границах между Арменией и Азербайджаном» и «Нагорный Карабах, Зангезур и Нахичеван признаются частью Армянской Социалистической Республики». Оно было оформлено в Декларацию, принятую на торжественном заседании Бакинского Совета и Революционного комитета Советского Азербайджана 1 декабря 1920 г.[6]
В связи с принятием такого взаимоприемлемого для Азербайджана и Армении решения Лига Наций в специальном заявлении выразила свое удовлетворение. Это заявление стало фактически последним международным документом того периода о государственной принадлежности Карабаха.
4 декабря 1920 г. в газете «Правда» была опубликована статья Сталина «Да здравствует советская Армения!», в которой он заявлял о разрешении территориального спора в пользу Армении: «1 декабря Советский Азербайджан добровольно отказывается от спорных провинций и декларирует передачу Советской Армении Зангезура, Нахичевани, Нагорного Карабаха».
3 июня 1921г. на своем заседании Кавказское Бюро РКП(б) единогласно приняло решение: «Указать в декларации Армянского правительства о принадлежности Нагорного Карабаха к Армении». На основании этого документа правительство Советской Армении 12 июня 1921г. приняло соответствующий декрет, в котором юридически оформило присоединение этого региона к Советской Армении: «На основании декларации Ревкома Социалистической Советской Республики Азербайджана и соглашения между Правительствами Советских Социалистических Республик Армении и Азербайджана объявляется, что Нагорный Карабах является неотъемлемой частью Социалистической Советской Республики Армения»[7]
 Декрет был опубликован не только в армянской, но и в азербайджанской прессе[8].
Как известно, одной из основных причин диаметрально противоположного подхода сторон в НКК является апелляция ими к разным международно-признанным правовым принципам: праву нации на самоопределениеитерриториальной целостности государств.
В Заключительном акте Хельсинского совещания СБСЕ 1975 года, сформулировавшем принцип территориальной целостности (в применении к межгосударственным конфликтам), признается право наций на самоопределение, если оно будет осуществлено мирным путем и с согласия сторон.
То есть, в истории межгосударственных отношений Армении и Азербайджана имел место прецедент, когда вопрос Карабаха был разрешен:
а) мирным путем, по обоюдному согласию сторон;
б) с осуществлением права Карабаха, как спорной территории, на самоопределение при соблюдении принципа территориальной целостности Азербайджана;
в) при благожелательном отношении к такому решению международного сообщества в лице Лиги Наций - предшественницы ООН. 
После этого все манипуляции со статусом, территорией и демографической ситуацией в Карабахе, как, впрочем, и в Нахичевани, осуществлялись исключительно советской властью, исходя, по большей части, из субъективной оценки степени преданности Баку и Еревана делу коммунизма.
Вопрос о территориальной принадлежности Карабаха был опять поднят на очередном пленуме Кавказского бюро РКП(б) 4 июля 1921 года, который постановил: «Нагорный Карабах включить в состав ССР Армения, плебисцит провести только в Нагорном Карабахе»[9].
Но личное вмешательство И.Сталина, наркома по делам национальностей, неудовлетворенного таким решением, стало причиной не только созыва на следующий же день внеочередного пленума Кавбюро, но и принятия прямо противоположной резолюции: «Нагорный Карабах оставить в пределах Азербайджанской ССР, предоставив ему широкую областную автономию, с административным центром в г. Шуше, входящем в состав автономной области»[10], причем уже без учета волеизъявления самого населения Карабаха.
Основными причинами подобного изменения отношения Москвы к вопросу государственной принадлежности Карабаха, помимо официально объявленной экономической целесообразности, стало, с одной стороны, заигрывание с кемалистской Турцией, союз с которой рассматривался ею как вопрос стратегической значимости, и в угоду которому в марте 1921 года по Московскому договору между Советской Россией и Турцией Нахичеван в статусе автономной территории уже была передана под покровительство Азербайджана[11], с другой – рост недоверия Москвы в связи с февральским антибольшевистским восстанием в Ереване, жестоко подавленным Красной Армией, и существованием, вплоть до июня 1921 года, на территории Зангезура Горной Армянской Республики, не признававшей советскую власть.
 Это послужило одной из причин дробления Зангезура (у Армении осталось только около 40% этой исторической территории) – из него были выведены Зангеланский, Кубатлинский районы; значительная территория была передана Лачинскому и Джебраильскому районам Азербайджана[12].
Вхождение большей части исторического Зангезура в состав Советского Азербайджана дает сейчас Баку повод заявлять о получении Арменией остальной его части в подарок от России «в награду за верность и заслуги в русско-турецкой войне»[13] и предъявлять претензии на весь Зангезур[14].
Несмотря на то, что по решению Кавбюро РКП(б) Карабах должен был получить широкую автономию в составе Азербайджана, в 1923 году в АОНК была выделена лишь его часть. Его остальная армянонаселенная территория была поделена между Ханларским, Кедабекским и Шамхорскими районами, а в 1928 году из Автономной области был выведен и Шаумяновский район.
Одновременно с образованием АОНК, 7 июля 1923 года на территории между нею и Арменией было создано новое административно-территориальное образование – Красный Курдистан, но без установления его административных границ.
Однако, вплоть до 30-х годов прошлого века, НК все еще имел общую границу с Арменией в районе г. Лачина[15]. До 1918 года жители армянских сел Алгули, Харар, Хак и ряда других составляли более половины населения этого района. Несмотря на погромы 1905 и 1918-20 годов, окончательную тюркизацию Лачина Баку смог осуществить только в 30-ые годы. Неоднократные попытки армянского населения вернуться в родные места, осуществленные в советское время, неизменно встречали административное противодействие азербайджанских властей. Только после освобождения современного Кашатагского района потомки выходцев из Лачина смогли его заселить[16].
Дальнейшая судьба Красного Курдистана сложилась драматично - он был упразднен на VI съезде Советов АзССР в 1929 году, когда, в рамках укрупнения административно-территориальных единиц, 13 губерний Азербайджана были сведены в 8 округов[17].
И если, по переписи 1926 года, на его территории проживало 37 470 курдов, что составляло 73,1% от общего населения Красного Курдистана[18], то, по данным переписи населения Азербайджана 2001 года, во всем Азербайджане было зарегистрировано всего 13 100 курдов (0,2% населения АР).
 
НК в период распада СССР
Тема воссоединения НКАО с Арм.ССР поднималась перед руководством СССР в 1945, 65, 67, 77 годах, однако - с неизменно отрицательной реакцией Москвы. Этот вопрос одновременно был и следствием, и причиной дискриминационной политики властей Азербайджана по отношению к армянскому населению республики и их стремления к достижению еще большей тюркской однородности Аз. ССР.
Стремление армян НК к воссоединению с Арменией подогревалось наглядным примером фактически полной деарменизации Нахичеванской Автономной Советской Социалистической Республики, да и схожими тенденциями в самом Карабахе.
По статистическим данным на 1917 г., опубликованным в Кавказском календаре[19], почти 40% населения Нахичевани было армянским (53,9 тыс. чел.). По данным Всесоюзных переписей населения, в 1926 г. их оставалось уже 14,9%, а в 1989 г. - всего 1,4%.
Аналогично, по данным Всесоюзной переписи 1939 г., армяне составляли в НКАО 88% от общей численности населения, а в 1989 г. их доля снизилась до 76,9%.
Начало демократических преобразований, связанное с приходом к власти М.Горбачева, вселило в армян Армении и Карабаха надежду на восстановление исторической справедливости. 20 февраля 1988 года XX сессия Нагорно-Карабахского областного Совета народных депутатов выступила с ходатайством перед Верховными Советами Армении и Азербайджана о передаче НКАО из состава АзССР в состав АрмССР. Однако массовые погромы армянского населения 27-29 февраля в азербайджанском городе Сумгаит, повторившиеся, до конца того же года, в Баку, Кировабаде, Шемахе, Мингечауре и других городах и селах Аз. ССР, а также начатая Азербайджаном с начала 1989 года транспортная блокада НКАО и Армении, развеяли иллюзии населения Карабаха на мирный исход рассмотрения их просьбы. Поэтому 1 декабря 1989 года Национальный Совет НКАО и ВС Арм.ССР на совместном заседании приняли постановление о воссоединении Армении и Нагорного Карабаха. Как ответ – 13 января 1990 года в Баку начались самые массовые погромы и убийства армян.
В мае – июне 1991г. принудительная деарменизация была продолжена силами подразделений МВД Азербайджана при участии подразделений внутренних войск МВД СССР и Советской Армии в ходе операции «Кольцо» в армянских селах Шаумяновского, Ханларского районов, а также в ряде районов Армянской ССР. Хотя ее официально объявленными целями были:
- организация линии разделения между армянами и азербайджанцами;
- ликвидация незаконных вооруженных формирований,
- она фактически вылилась в депортацию армянского населения из 24 армянских сел – около десяти тысяч человек, сопровождавшуюся жестокими насильственными действиями[20].
После провала попытки Государственного Комитета по Чрезвычайному положению (ГКЧП) 19-21 августа 1991 года взять власть в свои руки, отстранив Президента СССР М.Горбачева, 30 августа ВС Аз.ССР принял Декларацию о восстановлении государственной независимости и правопреемничестве ДРА, существовавшей в 1918-20 годах.
В новых обстоятельствах – провозглашении Азербайджаном своей независимости и фактическом выходе его из СССР - Советы народных депутатов НКАО и Шаумяновского района задействовали положения Закона СССР от 30 апреля 1990 года «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» - а именно, Статьи 3, которая гласит: «В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии. За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе.
В союзной республике, на территории которой имеются места компактного проживания национальных групп, составляющих большинство населения данной местности, при определении итогов референдума результаты голосования по этим местностям учитываются отдельно»[21].
2 сентября 1991 года на совместной сессии депутаты приняли декларацию о провозглашении НКР и решение о проведении референдума о государственном суверенитете НКР.
Реакцией Баку на осуществляемые НКР в рамках действующих законов шаги по реализации своих прав, стали начавшиеся 25 сентября 1991 года артиллерийские обстрелы и авианалеты на столицу Нагорного Карабаха – Степанакерт, что означало фактическое начало войны Азербайджана против НКР.
Тем не менее, 10 декабря 1991 года, в сроки, предусмотренные действовавшим законодательством, в присутствии международных наблюдателей был проведен общереспубликанский референдум, на котором 99,89% принявших в нем участие высказались за независимость Нагорно-Карабахской Республики[22].
Таким образом, в полном соответствии с действующими юридическо-правовыми нормами, НКР вышла из состава как самопровозглашенной Азербайджанской Республики, так и из Союза ССР[23].
Именно из-за соответствия процедуры образования НКР и выхода ее из состава АзССР действовавшим на тот момент правовым положениям, «США, Россия, Франция, другие западные государства, ОБСЕ и другие международные организации выделяют НКР»[24] из ряда других конфликтов на территории бывшего Союза СССР.
Более того, объявив согласно Конституционному Акту о своей независимости Советскую власть оккупационной[25], Азербайджан фактически признал незаконность удержания НК в своем составе в течение практически всего советского периода – с 1921 по 1991 год, поскольку Карабах был передан партийными структурами Советского Закавказья Советскому Азербайджану.
 ****
Исторический экскурс ни в коей мере не претендует на обоснование "справедливости" принадлежности Карабаха Армении, поскольку разрешение современных застарелых конфликтов вообще не предполагает подобной категории, так как любое "справедливое" для одной стороны решение, как правило, таковым не является для противоположной стороны.
Переговорный процесс ставит своей целью поиск всего лишь взаимоприемлемого - в данной конкретной ситуации - решения.
            Однако, исторический срез, как представляется, поможет понять позицию и мотивацию армянской стороны по принципиальным вопросам и осознать, хотя бы в общих чертах, рамки приемлемых для нее вариантов разрешения НКК. Кроме того, внешняя политика всех региональных игроков не может не учитывать того факта, что в настоящее время происходит, в значительной степени, повторение геополитического расклада сил, имевшего место в первой четверти прошлого века: Россия пытается вернуться в оставленный ею из-за распада СССР (Российской Империи) некогда единый регион, в котором образовались 3 независимых государства: Турция (Османская Империя), проводящая политику неоосманизма (османизма); начинающийся период совпадения тактических интересов Москвы и Анкары (Москвы и Константинополя); попытки малых народов самоопределиться и получить признание у региональных держав и геополитических тяжеловесов и т.д...
 
Нагорно-Карабахский конфликт и ОБСЕ
Сразу же после начала боевых действий в НКР стали предприниматься «разного рода беспорядочные, несогласованные и импульсивные попытки посредничества»[26], впрочем, без ощутимых результатов.
В марте 1992 года, вскоре после присоединения Армении и Азербайджана к работе Совещания по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (СБСЕ), эта организация подключилась к поиску мирных путей разрешения конфликта в Нагорном Карабахе. Уже 24 марта 1992 года состоялось внеочередное заседание Совета СБСЕ (в составе министров иностранных дел), на котором было решено организовать 21 июня 1992 года в г. Минск конференцию по Нагорному Карабаху, которая «обеспечит постоянно действующий форум для переговоров с целью мирного урегулирования кризиса на основе принципов, обязательств и положений СБСЕ»[27].
По решению Совета, в ее работе должны были участвовать представители Азербайджана, Армении, Беларуси, Германии, Италии, Российской Федерации, Соединенных Штатов Америки, Турции, Франции, Чешской и Словацкой Федеративной Республики и Швеции, а в качестве заинтересованных сторон - «избранные и другие представители Нагорного Карабаха».
Однако ряд обстоятельств, таких, как:
- дестабилизация обстановки в Азербайджане сторонниками Народного фронта;
- переход населения Нагорного Карабаха, которое, несмотря на ряд обещаний ОБСЕ, с начала 1990 года все еще находилось в блокаде, под постоянными артобстрелами и авианалетами, к активной обороне, результатом чего стал прорыв блокады и взятие под контроль вооруженных сил Нагорного Карабаха г.Шуши, с позиций которого велся самый интенсивный обстрел столицы НКР - Степанакерта;
 - успешное наступление азербайджанской армии в июне-июле 1992 года, которое породило надежды Баку на победу в войне,                                                                                                                                                   - привели к срыву конференции. Дальнейшая работа СБСЕ (с 1 января 1995 года переименована в ОБСЕ) по Карабахскому конфликту продолжилась в рамках рабочей Минской Группы в составе 11 стран – участников несостоявшегося международного форума.
В середине 1993 года для повышения эффективности работы МГ ОБСЕ ряд членов от государств с небольшим политическим весом и ограниченным влиянием на обе стороны конфликта был выведен за круг посредников, которые продолжили непосредственное участие в переговорном процессе.
Тем не менее, именно России, которая все еще имела значительное влияние на Азербайджан и Армению, удалось подвести все вовлеченные в конфликт стороны – Армению, Азербайджан и Нагорно-Карабахскую Республику - к подписанию соглашения о прекращении огня, которое было подготовлено 4-5 мая 1994 года в Бишкеке по инициативе Межпарламентской ассамблеи стран СНГ.
К тому времени, неоднократные срывы азербайджанской стороной ранее достигнутых договоренностей о прекращении боевых действий и, как правило, ответные действия армянских вооруженных сил привели к наращиванию достаточной буферной зоны[28], обеспечивающей стратегическую глубину обороны и формирование линии вооруженного противостояния, близкой к оптимальной в оперативно-тактическом плане, когда для поддержания эффективной обороны требуется привлечение минимального количества военной техники и живой силы.
Все это свело на нет возможность проведения азербайджанскими ВС быстротечной и успешной наступательной операции. Более того, продолжение кровопролитных боевых действий могло вызвать кардинальную дестабилизацию внутриполитической ситуации во всей республике, что и привело руководство Азербайджана к решению сесть за стол переговоров по прекращению огня.
Версия азербайджанской стороны о том, что только «реальный отпор от азербайджанских сил» осенью-зимой 1993 года заставил армянскую сторону пойти в мае 1994 года на прекращение огня[29], все же не объясняет неожиданное миролюбие Баку, до тех пор этим не отличавшегося, и его отказ от попыток вернуть хотя бы часть утраченных территорий силой оружия.
Ныне действующий формат МГ ОБСЕ – тройка постоянных сопредседателей в составе представителей России, США и Франции, окончательно сформировался в 1997 году. Основными вопросами, посредничество в обсуждении которых осуществляет Минская группа, являются:
статус Нагорно-Карабахской Республики;
меры и механизмы по обеспечению безопасности НКР;
устранение последствий конфликта.
В течение многолетних переговоров посредники выдвинули целый ряд вариантов по урегулированию конфликта, с разными подходами к его разрешению; в рамках каждого из них было рассмотрено значительное число элементов и нюансов предложений, что, однако, так и не привело к нахождению взаимоприемлемого компромисса, но на долгие годы позволило сохранить, «заморозить» ситуацию.
Однако активизация с 2005 года Международной кризисной группы, представившей на рассмотрение свой план разрешения Нагорно-Карабахского конфликта, но особенно – американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайзы в этом же направлении, заставили Москву для демонстрации своего уровня вовлеченности и степени влияния, на фоне поствоенного синдрома, связанного с августовской войной в Южной Осетии и Абхазии, выступить с инициативой проведения - при посредничестве президента РФ Дмитрия Медведева - встречи президентов Армении и Азербайджана. Она состоялась в начале ноября 2008 года, и по ее итогам была подписана так называемая Майендорфская декларация, в которой стороны заявляют, что будут «способствовать оздоровлению ситуации на Южном Кавказе и обеспечению установления в регионе обстановки стабильности и безопасности путем политического урегулирования нагорно-карабахского конфликта на принципах и основе принципов и норм международного права...».
           Впрочем, это не помешало президенту Ильхаму Алиеву вскоре, фактически, денонсировать договоренности, когда он заявил, что «в декларации никто не сможет найти обязательство Азербайджана о воздержании от военного пути разрешения конфликта и поэтому, надеясь на политическое урегулирование, мы в то же время всегда должны быть готовы к любым мерам, и здесь военный путь не является, и никогда не был, исключением».
В этой связи надо понимать, что в случае возобновления конфликта, боевые действия перерастут в межгосударственное столкновение Азербайджана с Арменией, поэтому боеготовность и боеспособность ВС Армении является одним из основных элементов поддержания статус-кво и сохранения режима прекращения огня.
 
Военно-технический рычаг России
Разный мобилизационный и экономический потенциал Азербайджана и Армении вынуждает Ереван искать возможности поддержания баланса сил на уровне разумной достаточности – то есть, способности нанесения, в случае возобновления боевых действий, неприемлемых для азербайджанской стороны потерь. В частности, поскольку Армения является государством-членом Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), она имеет возможность получения оружия российского производства по преференциальным, практически внутрироссийским ценам.
Однако, в случае возобновления боевых действий, они вряд ли выйдут за пределы территории бывшей Азербайджанской Советской Социалистической Республики[30] во избежание дополнительных международных проблем. Это сводит фактор членства РА в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ, в которую помимо Армении входят Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан) лишь к возможности приобретения вооружения и военной техники (ВВТ) российского производства по преференциальным, внутрироссийским ценам, и ни о каком задействовании статьи № 4 Договора[31] говорить не приходится. Здесь важен даже не сам факт гипотетически возможного вовлечения в боевые действия, в первую очередь, размещенных на территории Армении ВС РФ, а возникновение нежелательного для Москвы политического кризиса ОДКБ, когда другие государства-члены организации, скорее всего, займут (в основном, по экономическим (нефтегазовым) и конфессиональным причинам) нейтральную позицию по отношению к военному конфликту между Азербайджаном и Арменией.
Вместе с тем, военно-политическое и военно-техническое сотрудничество России с Арменией и Азербайджаном является не менее эффективным рычагом воздействия на ситуацию во всем регионе Южного Кавказа.
Разнонаправленные векторы развития сотрудничества Азербайджана и России с иностранными государствами и военно-политическими организациями несколько переформатировали направления и объем военно-политического и военно-технического сотрудничества между этими двумя странами.
Приобретение современного российского наступательного тяжелого вооружения до последнего времени представляло для Азербайджана некоторые проблемы, и не столько из-за опасения Баку попасть в технологическую зависимость от Москвы, сколько от определения самой Москвой уровня военно-технического сотрудничества с Баку в зависимости от развития его отношений с НАТО и США.
Параллельно с укреплением своих связей с НАТО, Азербайджан постепенно сворачивал сотрудничество с Россией, что проявилось, в частности:
-в наложении ограничений на режим работы Информационно-аналитического центра «Дарьял» (РО-7 стратегической Системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), арендуемый Россией), более известного как Габалинская РЛС;
-отказом (пока - на неофициальном уровне) на предложение Москвы по созданию на Каспии оперативно-тактического соединения ВМС прибрежных стран «Casfor», - по аналогии со сформированным по инициативе США в Черном море «Blackseafor».
  Для уменьшения зависимости от Азербайджана и повышения боеспособности и боеготовности своих систем ПВО и ПРО Россия в 2006 году приступила к строительству недалеко от города Армавир (Северный Кавказ) радиолокационной станции СПРН   нового поколения – системы высокой заводской готовности «Воронеж», по ряду показателей имеющей существенное превосходство над РЛС «Дарьял». В 2009 году она стала на боевое дежурство, что позволило снизить зависимость от функционирования РЛС в Азербайджане.
В свою очередь, тенденции в военно-промышленном комплексе (ВПК) России по усилению своей независимости от иностранных партнеров – разработчиков и поставщиков комплектующих узлов российских вооружений и военной техники – привели к сокращению программ военно-технической кооперации, каким, например, было совместное с Азербайджаном производство ракеты класса «воздух-поверхность» Х-29.
В то же время, рост доходов от нефти и увеличение военного бюджета Азербайджана, появившаяся возможность приобретения им ВВТ нероссийского производства и, как следствие, опасение Москвы окончательно и в короткие сроки потерять Азербайджан в качестве покупателя российского вооружения, а также усиление коммерческого подхода в ВТС России с иностранными государствами, несколько компенсировали возможные потери в военно-политических и военно-технических отношениях Азербайджана с Россией. Это нашло отражение в заявлении министра обороны РФ С.Иванова о том, что у России «нет никаких оснований бойкотировать военное сотрудничество с Азербайджаном или заявлять, что РФ не будет поставлять Азербайджану оружие»[32]. По мнению временного поверенного в делах России в Азербайджане Петра Бурдыкина, если еще несколько лет назад азербайджано-российское военное сотрудничество развивалось слабо, то сегодня «со сменой людей и подходов стороны начинают наверстывать упущенное»[33].
Кроме того, для сохранения рычагов влияния на ситуацию во всем регионе, Россия готова разместить, в случае острой необходимости или заключения соответствующего соглашения, свои миротворческие подразделения в зоне НКК. Однако после августовской войны 2008 года для мирового сообщества это вряд ли будет приемлемо. Тем не менее, динамика развития ситуации в регионе, в частности, начало армяно-турецких переговоров об открытии границы, неофициальное присутствие при этом карабахской проблематики, привели к активизации между Москвой и Степанакертом прямых контактов, что дало повод появиться предположениям о возможности размещения в НКР российской военной базы. Впрочем, на данном этапе, это является, в частности, одним из элементов оказания Москвой информационного давления на Баку, в том числе, и по вопросу его участия в проекте Nabucco, выступающего конкурентом российскому проекту газопровода «Южный поток».
Фактически, геополитическая и геоэкономическая игра в регионе только начинается, и каждый игрок, естественно, хочет выиграть.


[1] По названию партии «Мусават» АДР.
[2] «К истории образования Нагорно-Карабахской Автономной Области Азербайджанской ССР (1918-1925)», документы и материалы. Баку, 1989, сс. 23-25.
[4] 29 ноября того же, 1920 года.
[5] «Нагорный Карабах в 1918-1923 гг.», сборник документов и материалов. Ереван, 1992, сс. 574-575.
[6] Телеграмма Ревкома Советского Азербайджана Ревкому Советской Армении. Газета «Коммунист» (на арм. яз.), Ереван, 7 декабря 1920 г.
[7] Декрет Совнаркома Армении о воссоединении Нагорного Карабаха с Арменией. «Хорурдаин Айастан» (на арм. яз.), Ереван, 19 июня 1921 г.
[8] Газета «Бакинский рабочий» , 22 июня 1921 г.
[9] «К истории образования Нагорно-Карабахской Автономной Области Азербайджанской ССР (1918-1925)», документы и материалы. Баку, 1989г., сс. 90-91.
[10] Там же, с. 92.
[11] Договор между Россией и Турцией, 16 марта 1921г. Центр русско-армянских инициатив, Москва-Ереван, 1995, сс. 5-6.
[12] Атлас Азербайджанской ССР, 1963 г., с. 210-212.
[13] Вафа Гулузаде, «Лиссабонский саммит ОБСЕ – миф или реальность», Центральная Азия и Кавказ №3, 1999 г., http://www.ca-c.org/journal/cac-03-1999/st_11_guluzade.shtml
[14] Необходимо отметить, что Кавказское бюро РКП(б), являясь не более, чем региональным партийным органом, вообще не имело никаких полномочий на изменение границ Армении и Азербайджана.
[15] Большая Советская Энциклопедия, издание 1-е, 1929 г., т.I, раздел «Азербайджанская ССР» и т. III, раздел «Армянская ССР».
[16] Информационное агентство «ДеФакто», 15 октября 2005 г., http://www.defacto.am/index.php?OP=373293056
[17] Только из геополитических соображений как административно-территориальная единица он был восстановлен – с 25 мая по 25 июля 1930 года, - причем с выходом к иранской границе (за счет присоединения Зангеланского и части Джебраильского районов). Однако после того, как разыгрывание курдской карты в отношении Ирана через Красный Курдистан было признано Москвой недостаточно эффективным, он опять был расформирован. Процесс его расформирования затронул и АОНК – из нее были выведены территории, примыкавшие к границе с Арменией.
[18] Газета «Голос Армении», 18 мая 2006 г.
[19] Российский Кавказский календарь на 1917 г., Тифлис, 1916 г., с. 216-221.
[20] Отчет Правозащитного центра общества «Мемориал» «Нарушения прав человека в ходе проведения операций внутренними войсками МВД СССР, Советской Армией и МВД Азербайджана в ряде районов Азербайджанской Республики в период с конца апреля по начало июня 1991 года», http://www.memo.ru/hr/hotpoints/karabah/Getashen/cover.htm
[21] Ведомости Съезда Народных Депутатов СССР и Верховного Совета СССР, М., 1990, № 15, с. 303-308.
[22] Необходимо отметить, что азербайджанское население Нагорного Карабаха составляло менее 15%, бойкотировало референдум, что, однако, не повлияло на его исход.
[23] СССР прекратил свое существование 8 декабря 1991 года, юридически - 26 декабря 1991.
[24] Доклад министра обороны Армении С.Саркисяна на парламентских слушаниях по Карабаху 30 марта 2005 г. Информационное агентство Регнум, 12 апреля 2005г., http://www.regnum.ru/news/437271.html
[25] Статья №1 акта гласит: «Вторжение 27-28 апреля 1920 года XI армии РСФСР в Азербайджан, аннексия территории республики, свержение Азербайджанской Демократической Республики, являющейся субъектом международного права, считать оккупацией Россией независимого Азербайджана», Конституционный акт о государственной независимости Азербайджанской Республики, Баку, 18 октября 1991 г.
[26] В.Осканян. Государства старые и новые: меняющиеся парадигмы и нелегкий путь к миру в Нагорном Карабахе. Accord, вып. 17, 2005 г., с 20., http://www.c-r.org/our-work/accord/nagorny-karabakh/russian/index.php
[27] Helsinki First Additional Meeting of the Council, 24 March 1992, http://www.osce.org/documents/html/pdftohtml/4150_en.pdf.html
[28] Удерживаемая Армией обороны Карабаха территория за пределами административных границ НКР.
[29]Т.Зульфугаров. Препятствия на пути к урегулированию: взгляд из Азербайджана. Accord, вып. 17, 2005 г., с. 39., http://www.c-r.org/our-work/accord/nagorny-karabakh/russian/index.php
[30]Включая оккупированную Азербайджаном часть территории Армении – анклава Арцвашен.
[31]Согласно статье 4 Договора о коллективной безопасности, «Если одно из государств - участников подвергнется агрессии со стороны какого-либо государства или группы государств, то это будет рассматриваться как агрессия против всех государств - участников настоящего Договора. В случае совершения акта агрессии против любого из государств - участников все остальные государства - участники предоставят ему необходимую помощь, включая военную, а также окажут поддержку находящимися в их распоряжении средствами в порядке осуществления права на коллективную оборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН…».
[32] «Сергей Иванов отказался продавать наступательное вооружение». http://www.lenta.ru, 26.01.2006.  

 

Print version
EMAIL
previous В САМОМ ЛУЧШЕМ СЛУЧАЕ РЕЗУЛЬТАТОМ ВЫБОРОВ ПРЕЗИДЕНТА УКРАИНЫ СТАНУТ НОВЫЕ ВЫБОРЫ |
ЧЕЧНЯ FOREVER |
Владимир Воронов
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.