ISSUE 3-2010
INTERVIEW
STUDIES
Ярослав Шимов Василий Симаков Marcin Kaczmarski
RUSSIA AND ITS NEIGHBOURS
Алена Гетьманчук Григорий Перепелица Игорь Тышкевич Степан Григорян
OUR ANALYSES
Матуш Корба
REVIEW
Сергей Филлипов
APROPOS
Pavel Venzera


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
ПАТРИАРХ КИРИЛЛ: НАЧАЛО ПУТИ
By Василий Симаков | историк, Российская Федерация | Issue 3, 2010

      27 января 2009 года предстоятелем Русской Православной Церкви стал патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Гундяев). Так во главе крупнейшей религиозной организации Европы оказался один из наиболее ярких, талантливых и влиятельных представителей православного епископата России. Имя Кирилла (Гундяева) уже давно и хорошо известно не только в России, но и далеко за ее пределами. Несмотря на то, что новый Патриарх возглавляет Русскую Церковь менее двух лет, можно с уверенностью говорить о том, что в истории русского православия начался новый этап, который будет неразрывно связан с именем патриарха Кирилла.

Эпоха патриарха Алексия
     С 1990 по 2008 год Московский патриарший престол занимал патриарх Алексий (Ридигер). Это было время церковного возрождения, когда Русская Церковь переживала бурный количественный рост после десятилетий атеистического режима. За восемнадцать лет служения патриарха Алексия радикально изменилась конфессиональная карта не только России, но и всего постсоветского пространства: многократно увеличилось количество епархий, приходов, монастырей, семинарий и духовных училищ. Церковь начала осваивать новые для нее сферы деятельности: появились православные теле- и радиопрограммы, церковные интернет-ресурсы и даже православное художественное кино.
     При этом бурный внешний рост Церкви в значительной степени носил стихийный характер. Епископы в регионах необъятной Российской территории в финансовом отношении были практически независимы от административного центра в Москве. Для них стали более приоритетными деловые связи с местными политическими элитами, нежели с высшим церковным руководством. Образно говоря, в эпоху патриарха Алексия Церковь пребывала в классическом феодализме. Местные «церковные князья» признавали над собой сюзеренитет Московского патриарха, однако всю внутреннюю жизнь в своих епархиях выстраивали самостоятельно. Общение с центром выражалось в двух главных формах: периодическом присутствии в органах высшей церковной власти (на Архиерейских Соборах и заседаниях Синода) и в отчислении установленного налога в общецерковный бюджет.
     Интересно, что одним из наиболее ярких примеров такого обособления от центра была работа Отдела внешних церковных связей (ОВЦС), который до 2009 года возглавлял митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, будущий патриарх. Фактически в течение 1990-2000-х годов митрополиту Кириллу удалось создать из ОВЦС своеобразное государство в государстве. Несмотря на то, что с точки зрения Устава Русской Православной Церкви ОВЦС должен курировать лишь международные связи Церкви, на деле митрополит Кирилл вышел далеко за рамки своих уставных полномочий. Он стремился контролировать все связи Церкви с внешним (по отношению к ней) миром. А это значит, что ОВЦС претендовал и на эксклюзивное выстраивание модели церковно-государственных отношений, и на формулирование позиции Церкви по социальным вопросам, и на многое другое. Отдел занимался издательской деятельностью, курировал различные социальные и культурные проекты, при ОВЦС действовала общецерковная аспирантура. Более того, вскоре после прихода к власти Владимира Путина митрополит Кирилл стал претендовать и на роль выразителя новой русской национальной идеи. Напомним, что именно по его инициативе общегосударственное празднование 7 ноября (день Октябрьской революции) было заменено на 4 ноября (в церковном календаре — это день Казанской иконы Божией Матери, теперь это еще и День единения и согласия).
     Несмотря на явное превышение Отделом внешних церковных связей своих уставных полномочий, это не вызывало какого-то открытого противодействия со стороны патриарха Алексия. Лишь в конце 2003 года патриарх создал определенный противовес митрополиту Кириллу в лице назначенного на должность управляющего делами Московской патриархии митрополита Климента (Капалина). Однако в начавшемся после этого противостоянии двух митрополитов Кирилл одержал целый ряд тактических побед, и в 2009 году во время патриарших выборов воспринимался уже как их явный фаворит.
     Таким образом, эпоха патриарха Алексия II может быть условно обозначена как время «широких автономий». Каждый из церковных иерархов мог в эти годы взять на себя столько власти, сколько был способен унести. Естественно, что необходимым условием для этого было сохранение абсолютной лояльности московскому церковно-административному центру. В определенной степени ситуация в Русской Церкви в годы правления патриарха Алексия соответствовала политической ситуации времен правления Бориса Ельцина. Пресловутая «вертикаль власти» угадывалась в Московском патриархате весьма условно. И митрополит Кирилл был тем человеком, который смог в этой ситуации «унести» власти намного больше, нежели его коллеги.
     В результате к концу 2008 года он был одним из наиболее влиятельных иерархов Русской Церкви, имеющим прочные и обширные связи как в высших политических сферах в России, так и в церковных и политических кругах за рубежом.

Конец феодализма
     То, что в 2009 году в истории Московского патриархата наступила новая эпоха, стало ясно уже через два месяца после избрания патриарха Кирилла. 31 марта 2009 года на заседании Священного Синода по инициативе нового патриарха было принято несколько решений, заставивших наблюдателей говорить о начале масштабной церковной реформы. Прежде всего, патриарх инициировал фактическое расчленение Отдела внешних церковных связей. В том виде, как ОВЦС существовал под руководством митрополита Кирилла, он более не существует. Из ОВЦС были выделены две новые самостоятельные структуры: Синодальный отдел по взаимодействию Церкви и общества (во главе с протоиереем Всеволодом Чаплиным) и Секретариат по зарубежным учреждениям (во главе с епископом Марком). Таким образом, за новым председателем ОВЦС митрополитом Иларионом (Алфеевым) были оставлены лишь курирование связей Московского патриархата с другими конфессиями и другими православными Поместными Церквами. Что же касается контактов с политическими и общественными организациями, то отныне они переданы в ведение многолетнего соратника патриарха Кирилла — отца Всеволода Чаплина. Также из ведения ОВЦС теперь изъяты зарубежные учреждения Русской Церкви. Это означает, что председатель ОВЦС лишился контроля над примерно двумя сотнями храмов, монастырей, миссий и других церковных учреждений за пределами бывшего Советского Союза. Таким образом, если в 1990-е годы митрополит Кирилл создал из ОВЦС аппарат, параллельный всему остальному высшему церковному управлению, который, собственно, и помог ему взойти на патриарший престол, то теперь он сам же своими руками и уничтожил свое детище. Ему самому столь сильная и влиятельная структура прямо под боком просто не нужна.
     Расчленение ОВЦС стало важным сигналом окончания эпохи «широких автономий» и начала построения в Московском патриархате жесткой «вертикали».
     Еще одним решением Синода, которое активно комментировали журналисты, стало создание Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви — органа, который не имеет аналогов в предшествующей истории Московского патриархата и который можно назвать личным проектом патриарха Кирилла. Уже к июлю 2009 года было подготовлено и утверждено Положение о Межсоборном присутствии, состав и Президиум этого органа, а также определен круг вопросов, входящих в его компетенцию.
     Чтобы правильно оценить это решение, следует сделать небольшое историческое отступление. Дело в том, что с начала XVIII века и до 1917 года соборы в Русской Церкви не созывались. Попытка возрождения практики регулярного созыва церковных соборов была предпринята в 1917-18 гг., однако последовавшие затем революционные потрясения фактически свели ее на нет. С 1918 по 1988 год было созвано лишь два архиерейских (в 1943 и 1961 гг.) и два поместных собора (в 1945 и 1971 гг.). В 1988 году Поместный собор Русской Церкви принял новый Устав, который предполагал созыв Архиерейских соборов один раз в два года, а Поместных — один раз в пять лет. Однако если Архиерейские соборы в 1990-2000-е годы созывались в полном соответствии с требованиями Устава, то Поместные соборы в период с 1990 по 2009 год не созывались. Более того, в 2000 году был принят новый Устав, по которому периодический созыв Поместных соборов был вообще отменен. Теперь Поместные соборы (то есть общецерковные форумы, на которых присутствуют не только епископы, но и представители духовенства и мирян) в обязательном порядке созываются только для избрания патриарха. Фактическая отмена регулярных Поместных соборов вызвала резкую критику со стороны либерального крыла церковного сообщества и была оценена как сворачивание программы «демократических преобразований» в Церкви, намеченной в конце 1980-х годов. Ведь по новому Уставу представители духовенства и мирян Русской Церкви были фактически устранены от участия в высшем церковном управлении, и вся полнота церковной власти сосредоточилась в руках епископов.
     Предложение патриарха Кирилла о создании Межсоборного присутствия очевидным образом преследовало цель, с одной стороны, снять все эти обвинения, а с другой, не нарушить епископскую монополию на высшую власть в Церкви. Межсоборное присутствие идеально решает эту задачу. Оно является совещательным органом, призванным обсуждать наиболее актуальные вопросы церковной жизни и готовить проекты решений Архиерейских и Поместных соборов по этим вопросам. Однако наиболее важным и интересным является вопрос о составе этого органа. Как гласит Положение, члены Межсоборного присутствия избираются Священным Синодом. Их состав пересматривается Синодом раз в четыре года. Таким образом, Межсоборное присутствие нельзя считать представительским органом. Его члены фактически кооптируются сверху без обсуждения кандидатур и уж тем более без формальной процедуры избрания.
     Первый персональный состав Межсоборного присутствия был утвержден 27 июля 2009 года без какого бы то ни было предварительного открытого обсуждения. В состав присутствия вошли 136 человек. Фактически это люди, которым Синод доверил право участвовать в обсуждении насущных проблем церковной жизни. На протяжении 2010 года велась достаточно активная работа в комиссиях Межсоборного присутствия, в результате которой было выработано немало проектов документов. Ожидается, что первые итоги работы этого органа будут подведены в начале 2011 года. Впрочем, уже сегодня говорят о том, что мы имеем дело с особым родом «управляемой демократии». Хотя в комиссиях обсуждаются по-настоящему важные вопросы, тем не менее в состав комиссий по определению не могли попасть представители церковных кругов, нелояльных к нынешнему руководству Московской патриархии. При этом создание Межсоборного присутствия дало патриарху возможность говорить о более эффективной (по сравнению с предыдущими двумя десятилетиями) реализации принципов соборности в Русской Церкви.
     Так что уже первые шаги патриарха Кирилла в качестве главы Русской Церкви свидетельствовали о том, что во главе Московского патриархата стоит достаточно сильный, последовательный и стратегически мыслящий руководитель.

Патриарх и Кремль
     Сам факт избрания митрополита Кирилла на Патриарший престол означал, что отныне этот человек вошел в круг первых лиц Российского государства. Еще в предвыборный период, когда активно обсуждались возможные кандидаты на патриаршество, одним из наиболее дискутируемых вопросов был вопрос о возможных стратегиях взаимоотношений Московской патриархии с Кремлем. Тем не менее, говорить о какой-то прямой поддержке митрополита Кирилла со стороны российской власти во время подготовки к выборам вряд ли возможно. Во всяком случае, какого-то явного вмешательства со стороны Кремля в процесс подготовки Поместного собора 2009 года зафиксировано не было. Поэтому нет и сколь-нибудь однозначного мнения о взаимоотношениях Патриарха Кирилла с высшим руководством Российской Федерации. Тем не менее, определенные соображения на этот счет высказать можно.
     Вполне очевидно, что с конца января 2009 года на политическом поле России появился новый достаточно сильный игрок. В глазах российского общества у патриарха Кирилла есть немало очевидных преимуществ по сравнению с Президентом Медведевым и премьером Путиным. Во-первых, патриарх имеет имидж вполне самостоятельного руководителя, имя которого не ассоциируется с олигархами и «серыми кардиналами». Во-вторых, он является талантливым оратором, обладающим довольно сильным даром убеждения. Еще будучи митрополитом, он вел на российском телевидении рейтинговую программу «Слово пастыря», которая полностью строилась на его личной харизме. Без преувеличения можно сказать, что патриарх Кирилл является одним из наиболее сильных ораторов на российском (а отчасти и на всем постсоветском) пространстве. Его участие в многочисленных ток-шоу в окружении самых разных, порой чрезвычайно непростых собеседников, создало ему имидж эрудированного и мудрого человека. Этим он выгодно отличается от современных российских политиков.
     В годы правления патриарха Алексия оформился определенный конкордат между Московской патриархией и российской властью. Церковь заняла лояльную позицию по отношению к Кремлю, за что получила явные преференции во многих сферах. Лишь в особых экстренных ситуациях (как, например, при расстреле Белого дома в 1993 году) Патриархия могла прямо осуждать действия власти. Впрочем, Русская Церковь, не являясь самостоятельным игроком на экономическом рынке, фактически и не могла занимать сколь-нибудь самостоятельной позиции в политической сфере. Будучи зависимой от спонсорской помощи, она, по сути, стала зависимой и от конкретных политических сил, оказывающих такую помощь.
     Патриарх Кирилл явно не согласен играть второстепенную роль в российской политике. С одной стороны, он не может быть прямо вовлечен в политический процесс. Но, с другой, он имеет вполне конкретные политические интересы. Потому вопрос влияния на российское общество является для него чрезвычайно актуальным. И здесь российская политическая конъюнктура вполне благоприятствует удовлетворению амбиций патриарха. Сегодня в России все более очевидным становится напряжение между Президентом и премьером, постепенно превращающееся в важный фактор политического развития. В этой ситуации сильная личность патриарха может сыграть особую роль. Вполне очевидно, что фигура Медведева ассоциируется с более мягким политическим курсом, надеждой на отход от жесткого путинского авторитаризма и всевластия «питерских чекистов». Также очевидно, что в России есть влиятельные олигархические круги, которые готовы поддержать Медведева на грядущих президентских выборах, дабы не допустить нового пришествия в Кремль Путина. Отчасти это отвечает и интересам патриарха. Он гораздо комфортнее и спокойнее чувствовал бы себя в соседстве с либеральным Медведевым, нежели с авторитарным Путиным. Поэтому поддержка патриарха может стать важным козырем в разворачивающейся борьбе за «эмансипацию» Медведева от Путина.
     Однако не менее интересный вариант развития событий может ожидать Россию и в том случае, если Путин все же сядет вновь в президентское кресло. Во-первых, это уже будет Путин, заметно эволюционировавший по сравнению с 2000 годом. А во-вторых, к тому времени заметно укрепит свои позиции и патриарх Кирилл. И возможно, Россия станет свидетельницей жесткого конфликта между светской и духовной властью, какого она не видела с XVII века. Напомним, что во второй половине XVII века произошло столкновение между царем Алексием Михайловичем и патриархом Никоном, закончившееся смещением Никона и существенным ослаблением Церкви. С тех пор Российское государство последовательно стремилось не допускать на Патриарший престол сильных и самостоятельных личностей. И, пожалуй, лишь избрание патриарха Кирилла нарушило эту традицию. Не случайно после его избрания сразу же заговорили о появлении нового Никона, с которым у власти может еще быть немало проблем.
     Так что, хотя сегодня для стороннего наблюдателя патриарх Кирилл кажется человеком, работающим в общем русле политики Кремля, все же не исключено, что его взаимоотношения с российской властью могут еще претерпеть существенные изменения.

«Русский мир»
     3 ноября 2009 года патриарх Кирилл выступил в Москве на III Ассамблее фонда «Русский мир». Это выступление стало программной декларацией геополитических воззрений главы Русской Церкви. Кратко эти воззрения можно очертить следующим образом. Существует особая культурно-историческая общность, именуемая «Русским миром». Эта общность связана с определенным цивилизационным пространством, которое в своих границах выходит далеко за рамки современных границ Российской Федерации. Это пространство объединяют сегодня не политические институты, а глубинные, базисные духовные ценности, в основе которых лежит православная вера. Поэтому «Русский мир» — это не национальное понятие. Как видно из ряда высказываний патриарха, в состав «Русского мира» он включает не только Россию, Украину и Беларусь, но, например, и Молдову, и ряд сопредельных территорий, в которых значимо представлены либо восточно-славянские народы, либо структуры Русской Православной Церкви. Цивилизационное единство «Русского мира» не нарушается отсутствием единства политического. Скорее даже наоборот, отсутствие политического единства с еще большей силой подчеркивает глубинное духовное единство этого пространства. Те ценности, которые культивирует «Русский мир», являются духовной альтернативой ценностям общества потребления. И если западное общество пошло по пути отказа от христианских норм жизни, то «Русский мир» призван эти ценности сохранить.
     Следующим важным тезисом патриарха Кирилла является утверждение о том, что пространство «Русского мира» фактически совпадает с канонической территорией Русской Православной Церкви. Во всех странах на этом пространстве действуют канонические подразделения Московского патриархата. А значит, духовным лидером «Русского мира» по определению является Московский патриарх. И именно Московский патриарх играет центральную роль в противостоянии «Русского мира» западному обществу потребления.
     Фактически эта идеология является новым воплощением российского мессиантсва, которое еще в XIX веке противостояло западничеству. Однако в трактовке патриарха Кирилла русская идея получила ряд новых смысловых оттенков. Порой «Русский мир» интерпретируют лишь как идеологию возрождения политического единства постсоветского пространства, то есть как фактическое оправдание возможной политической, экономической и культурной экспансии России в страны ближнего зарубежья. Однако, как нам представляется, такая трактовка не улавливает главного содержания доктрины «Русского мира». Фактически для патриарха Кирилла является куда более выгодным существование множества независимых государств на территории бывшего Советского Союза. Ибо именно это делает его (патриарха) особым наднациональным лидером, возвышающимся над всеми политическими режимами этих стран (в том числе и над российской властью). Эти свои амбиции патриарх недвусмысленно продемонстрировал уже летом 2009 года во время своего визита в Украину. С тогдашним Президентом Украины Виктором Ющенко он общался именно с позиции надгосударственного лидера, имеющего особые духовные полномочия. С этой точки зрения, не исключено, что наступит момент, когда патриарх Кирилл попытается с такой же жесткостью общаться и с российской властью. Таким образом, с точки зрения интересов высшего российского руководства идея «Русского мира», как ее трактует патриарх Кирилл, выглядит амбивалентно. Хотя эта идея и позволяет продвигать российские интересы на постсоветском пространстве, в то же время она не исключает и конфликта интересов между Кремлем и Патриархией.

Прирученная Украина
     Политика патриарха Кирилла на «украинском фронте» также представляет собой прямую противоположность деятельности его предшественника — патриарха Алексия. В 1990 году, когда патриарх Алексий только взошел на Патриарший престол, в Украине все больше набирало силу стремление к максимальному политическому обособлению от Москвы. Летом 1990 года была принята Декларация о государственном суверенитете Украины, которая хотя и не говорила прямо о государственной независимости Украины, все же существенно переосмысляла концепцию доживавшего последние месяцы Советского Союза. В этих условиях украинский епископат во главе с митрополитом Филаретом (Денисенко) стал активно требовать от Москвы максимальной автономии в решении своих внутренних проблем. В результате 27 октября 1990 года патриарх Алексий подписал грамоту о даровании Украинской Православной Церкви самостоятельности в управлении. На следующий день (28 октября) патриарх приехал в Киев, чтобы вручить эту грамоту митрополиту Филарету. Это была одна из первых официальных архипастырских поездок патриарха Алексия. Однако в Киеве его ждал сюрприз. Его встретила многотысячная манифестация, протестовавшая против самого факта зависимости Украинской Церкви от Москвы. Первый визит в столицу Украины оказался для патриарха Алексия настолько тяжелым, что вплоть до 2008 года он в Киев больше не приезжал. Для него Украина стала «вытесненной». В результате Московская патриархия фактически утратила контроль над ситуацией в Украине, и попытки как-то вмешиваться в происходившие здесь процессы приводили только к ухудшению ситуации. Так, в 1992 году митрополит Филарет ушел в раскол и заявил о создании Киевского Патриархата, что привело к многочисленным столкновениям на конфессиональной почве. Этот конфликт не преодолен и поныне.
     Если для патриарха Алексия Украина была «вытесненной», то патриарх Кирилл предпринял энергичные шаги по новому «приручению» Украинской Церкви. Уже летом 2009 года он осуществил десятидневное турне по Украине, в ходе которого посетил Киев, Донецк, Симферополь, Севастополь, Луцк, Ровно, Владимир-Волынский и Почаев. Такого масштаба патриарших визитов в Украину не было не только при патриархе Алексии, но и за всю историю Русской Православной Церкви. Патриарх Кирилл ясно продемонстрировал стремление активно трудиться на «украинском фронте». В 2010 году после выборов нового Президента Украины Виктора Януковича патриарх вновь особым образом подчеркнул свой интерес к Украине. 25 января в Киеве он совершил молебен перед инаугурацией Президента Януковича, тем самым засвидетельствовав как свой статус духовного лидера «Русского мира», так и принадлежность Украины к этому миру.
      Если в годы патриаршества Алексия II обычно говорили о том, что Церкви во всех независимых государствах на постсоветском пространстве могут свободно сами определять свою судьбу, и что Московская патриархия всегда их в этом поддержит, то теперь риторика претерпела принципиальные изменения. Как патриарх Кирилл, так и его ближайшее окружение настойчиво говорят о необходимости сохранять и укреплять духовное единство между бывшими советскими республиками и о том, что Церковь является особой «духовной скрепой» этого единого пространства. В таких смысловых координатах, конечно же, нет и не может быть места для независимой Украинской Церкви. Поэтому ожидать какого-то ослабления связи между Москвой и Украинской Церковью, равно как и сближения между Украинской Православной Церковью и отколовшимися от нее довольно многочисленными группами верующих вряд ли возможно. На смену «вытесненной» Украине приходит Украина «прирученная».

Пастырь или политик?
     Таков далеко не полный перечень реформаторских начинаний патриарха Кирилла. Напомним, что все это было сделано всего лишь за неполных два года. Таким образом, эпоха патриарха Кирилла вполне может стать временем существенных перемен практически во всех сферах церковной жизни. Впрочем, уже сегодня можно обозначить некоторые проблемы, с которыми неизбежно столкнется патриарх. Активные попытки выстроить «вертикаль» власти, уже сегодня вызывают ропот епископов, привыкших жить в состоянии «широкой автономии». Активное продвижение патриарха на украинском направлении и стремление влиять на ситуацию в Украинской Церкви вызвало чрезвычайно негативную реакцию не только со стороны антироссийски настроенной части украинского общества, но и со стороны тех членов Украинской Церкви, которые выступают за ее полную самостоятельность. Также остается открытым вопрос о характере взаимоотношений патриарха с российской властью. Учитывая, что Русская Церковь очень сильно зависима от прямой и опосредованной материальной поддержки государства, стремление патриарха Кирилла стать самостоятельным игроком на политическом поле может привести к самым неожиданным последствиям. Тем не менее, патриарх Кирилл сделал чрезвычайно серьезную заявку на политическое лидерство не только в России, но и в ближнем по отношению к ней зарубежье.
     Пожалуй, можно уверенно говорить о том, что по своему внутреннему складу патриарх Кирилл — это, прежде всего, политик. И политический лидер в нем угадывается гораздо более отчетливо, нежели церковный пастырь. На наш взгляд, в этом заключается важный внутренний конфликт патриарха Кирилла. В решении глобальных политических задач он рискует утратить связь с реальной церковной жизнью, которая протекает совсем не так, как это представляется в уютных московских офисах. И потому остается актуальным вопрос о том, насколько амбициозные планы патриарха Кирилла отражают реальные потребности простых верующих? Не получится ли так, что рядовые члены Церкви будут видеть в патриархе лишь политика, занятого вопросами власти и не замечающего нужд церковного народа? Пожалуй, эта опасность является для патриарха наиболее серьезной. Посмотрим, сумеет ли он ее избежать.

 

Print version
EMAIL
previous КВАДРАТУРА КРУГА: РЕФОРМЫ В РОССИИ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ |
Ярослав Шимов
POLAND – RUSSIA: WHAT LIMITS OF RAPPROCHEMENT? |
Marcin Kaczmarski
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.