ISSUE 3-2017
INTERVIEW
STUDIES
Bogdan Oleksyuk Михаил Ведерников Шалала Маммадова Martin Slavik
OUR ANALYSES
Martin Svárovský Роман Темников
REVIEW
Лала Гусейнова
APROPOS
Ондржей Соукуп Игорь Яковенко


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
ВОСТОЧНОЕ ПАРТНЕРСТВО: ДВА ГОДА СПУСТЯ
By Рафал Садовски | политический аналитик, глава отдела Восточного партнерства в Исследовательском центре востоковедения, Польша | Issue 3, 2017

       Саммит Восточного партнерства, который состоится в конце сентября 2011 г.,предоставит хорошую возможность подытожить первые два года работы этой инициативы. Программа Восточное партнерство (ВП), запущенная в мае 2009 г., является основным инструментом развития евроинтеграции и двусторонних отношений между Евросоюзом и странами Восточной Европы и Южного Кавказа. В процессе ее реализации до сих пор возникают определенные противоречия. Критики заявляют, что ВП не достиглo существенных или очевидных успехов, что этой инициативе недостает истинной политической значимости, и что она не привела к настоящей интеграции восточноевропейских стран в Евросоюз. С другой стороны, нужно отметить, что ВП – инициатива, рассчитанная на долгие годы, которая предложила ряд конкретных механизмов реализации европейских интеграционных процессов в Восточном соседстве и открыла возможности для сближения с ЕС тем странам региона, которые действительно заинтересованы в достижении этой цели. В то же время, это очень сложная инициатива, включающая множество инновационных средств, и действует она в разных сферах – политической, экономической и сфере социального развития. Таким образом, для получения измеримых результатов потребуется время.
       В свете этих различных оценок, этот текст представит методы работы ВП и состояние ее реализации через два года после старта, чтобы оценить их и поразмыслить над проблемами, которые могут возникнуть в будущем у этой инициативы.

Основные положения ВП 
       Восточное партнерство (ВП) – инициатива Евросоюза, направленная на шесть восточноевропейских стран: Армению, Азербайджан, Беларусь, Грузию, Молдову и Украину. Ее главная цель – углубить взаимные политические отношения и экономическую интеграцию. Она действует в рамках Европейской политики соседства (ЕNP) Евросоюза, которая охватывает 16 стран, граничащих с ЕС на востоке и юге Средиземноморья. Хотя ВП – инициатива ЕС и инструмент политики относительно его восточных соседей, она была запущена на саммите в Праге 7 мая 2009 г. как совместная инициатива 27 стран-членов ЕС и 6 стран Восточной Европы. Это имело целью подчеркнуть, что эти страны также являются собственниками проекта.
       ВП была разработана, как инструмент стимулирования позитивного сотрудничества Евросоюза и стран-партнеров в разных областях (включая политические, экономические, деловые, социальные и региональные сферы), с целью получения конкретных результатов. Тем не менее, ВП не связана непосредственно с темой членства восточноевропейских стран в Евросоюзе. С одной стороны, ЕС не распространил перспективы членства на страны региона (достижение целей ВП также не приведет автоматически к членству); но, с другой стороны, эта перспектива не исключается.
       Восточное партнерство – инициатива, представляющая механизмы достижения трех конкретных целей:

  1. интеграция со странами-партнерами ЕС путем переговоров, и, что более важно, внедрение нового типа контрактных соглашений: Соглашения об ассоциации и Договора о всеобъемлющей свободной торговле .. Другая важная долгосрочная цель – отмена Шенгенского визового режима для стран-партнеров, и, в краткосрочной перспективе, смягчение действующего визового режима.
  2. поддержка реформ и модернизации в странах-партнерах через специальные проекты поддержки.
  3. стимуляция регионального сотрудничества в Восточной Европе путем развития многосторонних структур сотрудничества.

      Тем не менее, следует отметить, что ВП – лишь одна, пусть и самая важная, часть действий ЕС, направленных на его восточных партнеров, и она не покрывает все сферы взаимного сотрудничества. Например, темы региональной безопасности, замороженных конфликтов и кризисного управления не входят в ВП, так как они преимущественно входят в компетенцию другого проекта ЕС, программы Коллективной безопасности и оборонной политики (CSDP). Помимо того, значительная часть финансовой помощи ЕС странам-партнерам распределяется за пределами программы ВП. Из 4 миллиардов евро, предназначенных для стран Восточной Европы в рамках Европейского инструмента добрососедства и партнерства (ENPI) в период 2007-2013 гг., бюджет ВП, вместе с запуском инициативы, составлял всего 600 миллионов евро; впоследствии сумма была увеличена до 1,9 миллиарда на 2010-2013 годы. Также вне структур ВП применяются некоторые средства двустороннего сотрудничества, такие как ежегодные саммиты ЕС и Украины.

Как работает ВП? 
       Деятельность ВП основана на трех элементах, а именно – двусторонней и многосторонней связи и способах финансовой и технической поддержки стран-партнеров Евросоюзом.
       Главная идея – углубить двусторонние отношения между ЕС и каждой страной-партнером. Главные инструменты достижения этой цели – переговоры и введение Соглашения об ассоциации (АА) и Договора о всеобъемлющей свободной торговле (DCFTA). Вдобавок, двусторонние отношения подразумевают смягчение визового режима и, в долгосрочной перспективе, отмену Шенгенских виз для стран-партнеров. Каждая из стран-партнеров ведет переговоры по контрактам (АА, DCFTA, смягчение визового режима) отдельно.
       А должно призваны стать основой для развития сотрудничества в ряде областей, и привести страны ВП к стандартам ЕС. Это относится к четырем основным направлениям: 1) политический диалог, внешняя политика и безопасность; 2) права человека и демократия; 3) экономическое и отраслевое сотрудничество. 4) Договор о всеобъемлющей свободной торговле, реализация которого является одним из важнейших инструментов интеграции в рамках Восточного партнерства.
       ВП предполагает не только отмену таможенных барьеров и торговых квот, но самое главное, введение стандартов и законодательства ЕС в области торговли в странах-партнерах (другими словами – гармонизация их законов с законами Евросоюза). В результате, реализация DCFTA приведет к реальному сближению и интеграции экономик стран-партнеров с рынком ЕС. Необходимым условием для начала переговоров по DCFTA является членство в ВТО, которого не имеют Азербайджан и Беларусь, сближение и объединение с рынком ЕС. Один из главных вопросов с точки зрения стран-партнеров – смягчение визового режима с Евросоюзом. Полная отмена визового режима – долгосрочная цель, записанная в Пражской Декларации создания ВП. Однако, этот процесс проходит в несколько этапов. Прежде всего, он предусматривает подписание соглашения об упрощении визового режима (включая упрощение для определенных групп людей и снижение стоимости виз) и о реадмиссии. Следующий шаг – «визовый диалог», в котором формулируются определенные условия отмены Шенгенских виз. В Плане действий для отмены виз указываются детальные условия и необходимые для этого действия. Однако выполнение всех условий не означает автоматически, что визы будут отменены, это также зависит от уровня нелегальной миграции и, больше всего, от политического решения стран ЕС.
       Сотрудничество на многостороннем уровне в рамках ВП направлено на развитие регионального сотрудничества между Евросоюзом и странами ВП, так же, как и между самими странами-партнерами. Это также нацелено на поддержку целей двустороннего сотрудничества. У многостороннего аспекта ВП довольно сложная структура. С одной стороны, оно касается взаимодействия структур на уровне правительства, а с другой – включает в процесс евроинтеграции других участников, таких, как неправительственные организации, местные власти, бизнес или представителей парламента.
       В первом случае были основаны специальные организации ВП, которые на самом высоком уровне – на саммитах глав государств ВП дважды в год и на ежегодных встречах министров иностранных дел, - определяют стратегию деятельности в рамках этой инициативы. В свою очередь, на более низком уровне многосторонних платформ и рабочих групп ставятся задачи, в основном связанные с передачей опыта и ноу-хау, обменом информацией и мнениями касательно процесса реформ в странах-партнерах.
       ВП также создала институты, цель которых – разработка сотрудничества на других уровнях, кроме административного и официального. Они объединяют разные неправительственные организации из Евросоюза и стран-партнеров. Среди них – Форум гражданского общества, в котором состоят более двухсот общественных организаций; парламентская ассамблея Евронест, в которой собираются делегации парламентариев; Бизнес форум ВП, который стартует в сентябре; местная и региональные ассамблеи Восточной Европы и Южного Кавказа.
       Финансовая поддержка ВП предоставляется в основном через Европейский инструмент соседства и партнерства (ENPI). Финансовая поддержка ВП предназначается, прежде всего, для реализации следующих программ:

  1. Программа всеобъемлющего институционального развития (CIB), которая направлена на поддержку развития управления в странах-партнерах в их сотрудничестве с институтами ЕС и внедрении стандартов ЕС;
  2. Финансирование многосторонних мероприятий, включая реализацию пяти флагманских проектов, с целью внедрения конкретных проектов в странах-партнерах.
  3. Пилотные программы регионального развития (PRDP), нацеленные на поддержку наименее развитых регионов страны-партнера (будут запущены в 2012).                                                                                     

      В дополнение к вышеназванному, ENPI реализует ряд проектов, цели которых включены в реализацию целей ВП.

Текущий статус реализации ВП
       Первые два года ВП заняли запуск инициативы и создание ее организационных структур. Также были предприняты первые действия и реализованы первые проекты.
       Более всего продвинулась двусторонняя деятельность. Переговоры касательно Соглашения об ассоциации начались со всеми странами-партнерами за исключением Беларуси - по причине нарушения прав человека авторитарным режимом Минска. Переговоры по соглашению DCFTA пока начались только с Украиной (в 2008 г.); они должны завершиться до конца 2011 г.. В свою очередь, Молдова и Грузия находятся на продвинутом этапе подготовки к началу переговоров по DCFTA и могут начать их в 2011 или 2012 г. Что касается визового режима, соглашения по его упрощению и реадмиссии вступили в силу относительно Украины, Молдовы и Грузии. Кроме того, Украина и Молдова прошли в переговорах дальше – они начали визовый диалог и получили План действий по отмене виз.
       В многосторонней сфере начали работу все организации, кроме Бизнес форума и ассамблеи местного самоуправления (она начнет работу в сентябре 2011 г.). Наиболее активно идет работа на многосторонних платформах и в рабочих группах. Также начал свою работу Форум гражданского общества, в ноябре 2011г. состоится его третье пленарное заседание, к тому же, на данный момент он активно работает в собственных структурах.
       Что касается финансовой поддержки, были запущены первые флагманские проекты (включая программу льгот для малого и среднего бизнеса и Единую программу пограничного контроля), другие же находятся на стадии подготовки. Также со всеми странами-партнерами, кроме Беларуси, были подписаны Меморандумы о взаимопонимании в рамках программ CIB, начало осуществления первых проектов намечено на 2011-2012 гг.

Эффективность ВП
       На данный момент реализация ВП (как и политики соседства ЕС в целом), дало весьма ограниченные результаты. Евросоюз имеет довольно ограниченное влияние на события в Восточном регионе. Ему не удалось эффективно простимулировать процесс демократизации региона, примером чему являются ситуации в Беларуси и Азербайджане, растущее количество замечаний о событиях в Украине и Грузии. Не привело ВП и к осуществлению крупных экономических реформ и проектов модернизации в странах-партнерах. Вдобавок, существующее сотрудничество не породило настоящей, глубокой интеграции или реального установления дружественных отношений между странами-партнерами и ЕС.
       Говоря об эффективности ВП, нужно отметить серьезное несоответствие между ожиданиями стран-партнеров и предложением ВП, несоответствие между проблемами, с которыми столкнулся Евросоюз в регионе, и его растущими амбициями по поводу своей ключевой роли в формировании политических процессов в этих странах, ограниченными возможностями реального влияния ЕС на этот регион из-за отсутствия эффективных инструментов. С одной стороны, ВП не может решить все проблемы и ответить на все нужды Восточного региона, но, с другой стороны, ВП – это максимум, который сейчас может предложить ЕС. Однако, не смотря ни на что, запуск ВП в мае 2009 г. расширил арсенал средств, доступных для двустороннего сотрудничества и предложил новые механизмы развития возникающего регионального и многостороннего сотрудничества с восточными соседями Евросоюза.
       В первый год работы ВП сфокусировалась на создании и управлении своей довольно сложной структуры вместе со всеми институтами и механизмами. Однако, проекты и действия, способные привести к ощутимым результатам в области достижения целей Партнерства, отвечающие потребностям стран-партнеров и повышающие заметность инициативы, не были реализованы в достаточной мере. Таким образом, ВП пока проявила себя скорее как бюрократический инструмент, до определенной степени включающий административные структуры, а не как важная политическая инициатива, способная иметь ощутимые социальные последствия.
       В определенной степени это отображает то, как работает ЕС – реализация ВП, в основном, является ответственностью Европейской комиссии (в первую очередь, бюрократической структуры), а ключевые политические решения ЕС – ответственность стран-членов. Однако есть очевидные различия в подходе стран-членов к тому, какой должна быть инициатива. Это относится, в основном, к вопросу о том, насколько далеко ЕС стоит заходить в делах Восточной Европы. С одной стороны, страны Центральной Европы (в основном, те, которые стали членами Евросоюза в 2004 г.) поддерживают более глубокую интеграцию в этот регион, включая политическую сферу и более открытые границы. Они не исключают и расширения возможности будущего членства для стран-партнеров. Они видят необходимость увеличить политическую роль Евросоюза в этом регионе и поддержать изменения в нем. С другой стороны, регион Восточной Европы не играет значительной роли для южных и западных стран ЕС. И поэтому некоторые из них сопротивляются углублению политической интеграции и быстрой либерализации визового режима, не видя в этом интереса для себя или Евросоюза. Для этих стран более важным регионом являются их южные соседи. На фоне революций в Северной Африке в 2011 г. возникли дальнейшие разногласия в подходе, южные страны ЕС, включая Францию, Испанию и Италию, начали призывать к усилению приверженности к этим регионом, даже за счет деятельности ЕС на востоке.
       В результате, инициативе ВП не хватает четкого, долгосрочного видения того, каких отношений стоит искать Евросоюзу с восточными соседями. Она сосредоточена на немедленных действиях, включая установления контактов и реализацию проектов поддержки, что, разумеется, важно, но не имеет революционного политического значения. Ввиду довольно ограниченного и нечетко выраженного предложения ЕС, в странах-партнерах растет недовольство его политикой и нехваткой политической воли для реализации процессов евроинтеграции.
       Несмотря на эти недостатки, ВП привела к росту важности роли восточного региона во внешней политике ЕС. Этот регион стал отдельным аспектом деятельности ЕС, и союз стал больше считаться с его особенностями. Таким образом, восточный регион начал функционировать, как отдельный объект действий ЕС, а не неопределенный элемент более широкой политики Евросоюза по отношению ко всем соседям, как раньше. ВП предоставила основу и механизмы сотрудничества стран Восточной Европы с Евросоюзом, а именно – реализации АА и создание DCFTAs.. Несмотря на сравнительно ограниченные финансовые средства, выделенные на инициативу, ее запуск повлиял на постепенное улучшение действенности и эффективности способов поддержки, расширил сферу их влияния и также помог запуску проектов, получивших финансирование из других источников (Европейский инвестиционный банк, или инициированный Швецией проект по эффективности использования энергии для Украины под управлением ЕБРР). Хотя ВП – инициатива, в которую вовлечены в первую очередь правительства, создание разнообразных организаций дало возможность другим субъектам принимать участие в процессах евроинтеграции – прежде всего, организациям гражданского общества, бизнес структурам и местным органам власти.

Вызовы для Восточного партнерства
        Проблемы на пути эффективной реализации Восточного партнерства будут связаны с событиями, как в соседних с ЕС странах, так и в самом ЕС. Реакция восточных партнеров будет зависеть от того, насколько эффективно Восточное партнерство достигает своей цели.
       Важно как можно скорее дать новый толчок углублению двусторонних отношений, которое может вызвать завершение переговоров по DCFTA с Украиной и их начало с Молдовой и, возможно, с Грузией. Окончание переговоров с Украиной в 2011 г. будет особенно важным не только для отношений между Брюсселем и Киевом, но и для всего восточного региона. Украина и другие страны пока не имеют перспективы вступления в ЕС, партнерские соглашения по АА и DCFTA станут основой их взаимоотношений с союзом на ближайшие годы. Однако, если переговоры с Киевом не закончатся до конца 2011 г., это может иметь серьезные негативные последствия.
       Во-первых, это ослабит про-европейские настроения в украинском правительстве и обществе, углубит разочарование в процессе евроинтеграции. Во-вторых, это может значительно затянуть процесс переговоров по этим соглашениям, так как в 2012 г. в Украине пройдут парламентские выборы, и политики будут заняты другими вопросами. В-третьих, если переговоры между ЕС и Украиной провалятся, Киев попадет под растущее давление России, которая предлагает свои альтернативы интеграционным проектам ЕС (такие, как общая экономическая зона или таможенный союз), и Украина может выбрать определенную форму интеграции с Россией. Это будет означать серьезное ослабление позиции ЕС в восточном регионе и может поставить под вопрос дальнейшую евроинтеграцию и Украины, и остального восточного региона.
       Несомненно на дальнейшую реализацию ВП повлияет развитие событий в Северной Африке и последствия революций в этих странах. События, происходящие у южных соседей ЕС, уже меняют подходы и политику не только в пределах региона, но и всей области. Растущее вовлечение Евросоюза в события на юге может уменьшить значение Восточной Европы в повестке дня ЕС, а это может повлиять на уровень его политического присутствия в регионе, размеры финансирования и т.д. В этом контексте важно, чтобы, несмотря на растущие проблемы на юге, ЕС не отказался от своих целей, поставленных по отношению к восточному региону.
       В заключение, нужно провести серьезные дебаты касательно долгосрочных целей ВП, Евросоюз и восточные партнеры должны ответить на вопрос: в каком направлении они хотят двигаться через 20-30 лет. Будет ли возможно, несмотря ни на что, предложить восточным партнерам перспективу членства на определенном этапе, как это было с Западными Балканами? Будем ли мы искать другие способы интеграции с ними, возможно, чисто экономические, для создания чего-то вроде Европейской экономической зоны с восточными соседями? Или настоящая глубокая интеграция невозможна и нам стоит развивать свои отношения с ними так же, как и с другими странами мира?

Print version
EMAIL
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.