ISSUE 3-2013
INTERVIEW
STUDIES
Олександр Сушко Вероника Мовчан Сергей Саркисян Alili Ziya
RUSSIA AND EUROPEAN UNION
Ольга Потемкина Агата Вежбовска-Мязга
OUR ANALYSES
Виктор Замятин Степан Григорян
REVIEW
Mykola Riabchuk
APROPOS
Богдан Олексюк


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
CОГЛАШЕНИЕ ОБ АССОЦИАЦИИ ЕС-АРМЕНИЯ: ТРУДНЫЙ ПУТЬ К НЕПОДПИСАНИЮ
By Сергей Саркисян | эксперт Фонда «Нораванк», Армения | Issue 3, 2013

Армения установила официальные двусторонние отношения с Европейским Союзом подписанием в 1996 году Договора о партнерстве и сотрудничестве. В июле 2010 года ЕС начал переговоры с Арменией о заключении Соглашения об ассоциации, а в мае 2012 года - по его торговой части - о Глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (ЗСТ). 24-го июля 2013 года, после семи раундов переговоров, текст Соглашения был подготовлен и окончательно согласован. Все шло к тому, что в Вильнюсе, на саммите программы ЕС «Восточное Партнерство», намеченном на 28-29 ноября с.г., Армения его парафирует.

Смена вектора
Однако во время государственного визита в Москву 3 сентября с.г. президент Армении Серж Саркисян заявил о намерении РА вступить в Таможенный Союз России, Казахстана и Беларуси. Президенты Армении и России выступили с совместным заявлением, в котором «подтвердили решимость России и Армении развивать процессы экономической интеграции на евразийском пространстве»[1].

Несмотря на то, что накануне визита в Москву некоторые эксперты и предполагали нечто подобное, для многих официальных лиц Армении – парламентариев, сотрудников министерств и ведомств, равно как и для значительной части экспертного сообщества страны, - такой разворот РА в сторону Таможенного Союза (ТС) стал полной неожиданностью.

В первую очередь – для тех, кто выступал за выбор вектора интеграционных устремлений Армении в сторону Европейского Союза, основываясь не на логике развития непростой экономической и военно-политической ситуации, в которой находится страна, а исходя из личных предпочтений, психологических или идейно-политических убеждений. Кроме того, ситуацию с внешнеполитическими ориентирами Армении еще больше осложняло и запутывало отсутствие официально опубликованного текста Соглашения об ассоциации Армении с ЕС и расширенного соглашения о всеобъемлющей свободной торговле, и как следствие – разностороннего и объективного анализа и самого этого документа, и сравнительного анализа перспектив участия Армении в альтернативных разноскоростных и разноуровневых интеграционных проектах с ЕС и ТС.

Вместе с тем, неожиданной оказалась и слабость протестов по поводу политического заявления президента: буквально на следующий день в Ереване возле администрации президента в акции протеста собралось всего около ста человек[2]. Причем можно предположить, что и такое количество набралось не столько по вопросу выбора вектора интеграции, сколько по совокупности целого ряда проблемных моментов в российско-армянских отношениях (здесь можно вспомнить и резонансную автокатастрофу под Подольском с участием водителя-армянина, в результате чего погибло 18 человек, и продажу Москвой большой партии оружия Азербайджану).

Эта первая, спонтанная и, пожалуй, самая искренняя реакция на заявление президента высветила реальное отношение населения Армении к России, и фактически подтвердила результаты целого ряда социологических опросов, согласно которым подавляющая часть населения видит свою будущее рядом с Россией.

Например, по данным исследования «Интеграционный барометр ЕАБР - 2013», проведенного Некоммерческим партнерством «Евразийский монитор» совместно с Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития, 61% граждан Армении положительно относятся к ТС, и только 4% против участия в ТС[3].

Таким образом, явно не оправдались прогнозы некоторых аналитиков о возможности обострения внутриполитической ситуации в Армении, широких политических протестов, демонстраций и т.п.

С одной стороны, это объясняется отсутствием, собственно, текста Соглашения об ассоциации с ЕС, а с другой – неоднозначностью и неопределенностью развития ситуации в сфере обеспечения безопасности как Республики Армения, так и Нагорно-Карабахской Республики (НКР) в случае смены Ереваном своей принадлежности к ориентированной на Москву системе безопасности.

Здесь надо отметить, что даже многие из тех армянских экспертов, кто публично и последовательно отстаивал «проевропейскую» ориентацию, заявление президента приняли с облегчением: большинство все-таки достаточно четко понимает разницу между желанием «вхождения в Европу», весьма идеализированным и окруженным многими мифами, и реалиями первоочередной необходимости обеспечения «жесткой» безопасности страны. В «новой», то есть, все той же «старой» системе безопасности, подразумевается, что военная составляющая безопасности страны не будет в ближайшее же время подвергнута дополнительным угрозам, и они смогут и дальше, в условиях комфортной личной безопасности оставаться активными сторонниками альтернативного и оппозиционного действующим властям Армении пути максимально возможного сближения с ЕС и Западом в целом.

Могло ли быть иначе?
Во многих исследованиях по вопросам региональной безопасности, которые, к сожалению, не отличаются ни комплексным подходом, ни глубиной; равно как и в плане осуществления публичной политики по вопросам интеграции, была допущена радикальная ошибка – о возможности разведения вопросов военной безопасности и экономического развития РА и НКР в отношениях с Москвой и Брюсселем.

Например, Армению на европейском направлении, в частности, на всех последних саммитах «Восточного партнерства» интересовали вопросы, напрямую проблем военной безопасности РА вроде, как и не касающиеся:

  • о внесении принципиальной ясности в перспективу, пусть и неблизкую, ее вступления в Европейский Союз;
  • каков полный и окончательный список требований, при выполнении которых визовый режим с ЕС будет не только ослаблен, но и отменен вообще;
  • какова перспектива увеличения финансирования как программы «Восточного партнерства» в целом, так и ее отдельных проектов и инициатив.

Кстати, степень вовлеченности Армении в программу «Восточного партнерства», а также динамика ее продвижения по пути установления более тесных отношений с Евросоюзом и перспективы вступления в него имели бы для ее двусторонних отношений с Россией гораздо меньшее значение, если бы Москва не инициировала параллельно европейскому свой интеграционный проект, каким является Евразийский Союз, и у Еревана не появилась бы реальная альтернатива полноправного в нем участия.

Несмотря на звучавшие еще совсем недавно заявления целого ряда европейских и российских политиков и дипломатов о непротивопоставлении европейского и евразийского проектов, Ереван, фактически, был все же поставлен перед выбором - выбором основного вектора интеграции. Действительно, поначалу формально вопрос не ставился «или-или», однако кардинальная проблема заключалась в том, что все другие, не основные, а дополняющие направления политического, и в первую очередь, экономического сотрудничества должны будут формироваться по остаточному принципу.

Вместе с тем, в 2012 и первой половине этого года все еще имела место ситуация, когда и Москва, и Ереван не только не пришли к единому взгляду на интеграционные перспективы Армении, но и не понимали до конца даже реакцию друг друга на участие в альтернативных интеграционных проектах. И вызвано это было, в частности, двумя ключевыми расхождениями:

  • во-первых, в настоящее время практически невозможно повторение ситуации 90-х и начала 2000-х годов, когда военную безопасность РА обеспечивала бы Россия, а в экономической и политической сферах была очень высока роль Запада. Изменилась как ситуация в экономике и политике этих стран и центров силы, так и сама Россия, ее геополитический вес: Москва сейчас воспринимает союзнические отношения исключительно как единый военно-политический и экономический комплекс.
  • во-вторых, Армения рассматривала подписание Соглашения об ассоциации с ЕС как очередной шаг по укреплению своей комплементарной внешней политики, а Москва - тоже как шаг, но шаг на первую ступеньку «эскалатора», став на которую у Еревана будет уже мало шансов «соскочить» с него, и Армения  неминуемо будет выведена в положение союзника и партнера, в первую очередь, Евросоюза – то есть геополитического, что бы там ни говорили дипломаты и политики, если и не противника, то конкурента России.
Активизация Москвы
Москва, понимая, к чему в дальнейшем приведет подписание Арменией в том или ином виде Соглашения об ассоциации с ЕС, и оставляя за Ереваном право выбора, тем не менее, конкретными шагами начала демонстрировать весь спектр неизбежных последствий. В частности, перед Ереваном замаячило уже не просто повышение цен на поставляемый в Армению газ, но и доведение ее до европейского уровня; перспектива введения Россией с 1 января 2015 года визового режима с Арменией и т.п.

Однако тот факт, что и к концу июня с.г. Ереван так окончательно и не определил свою позицию по Соглашению об ассоциации Армения-ЕС и расширенному соглашению о свободной торговле, а проевропейский акцент в настроениях если и не большинства экспертного сообщества Армении, то, по крайней мере, большинства его медиа-активных представителей продолжал усиливаться, заставил Москву резко активизировать свою политику в отношении РА еще по нескольким направлениям.

Во-первых, ею была инициирована работа:

  • по научно-экспертному выявлению реально имеющих место настроений в Армении (как и во всех  государствах СНГ) по очень широкому спектру вопросов двусторонних и региональных отношений, в частности, по отношению к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС или к интеграционному проекту Евразийского Союза – через представительные опросы при содействии местных социологических организаций;
  • по проведению на профессиональном уровне сравнительного анализа перспектив развития экономики страны при подключении к тому или иному интеграционному проекту.

Во-вторых, были активизированы переговоры по всем находящимся на разной стадии осуществления совместным проектам в военно-политической и военно-технической сферах.

В-третьих, Москва продала Азербайджану наступательное тяжелое вооружение на сумму около 1 млрд долларов США, что, с одной стороны, обозначило процесс маркетизации ее отношений не только с Баку, но и со своим военно-политическим союзником в регионе – Ереваном, а с другой – усилило зависимость Армении от военно-технической, а еще больше – военно-политической поддержки РФ в армяно-азербайджанском противостоянии.

В-четвертых, были осуществлены последовательные визиты в Армению Секретаря Совета Национальной безопасности РФ Н.П. Патрушева и Генерального секретаря ОДКБ Н.Н. Бордюжи, в ходе которых были подписаны целый ряд документов и запущены несколько проектов, способствующих усилению двухстороннего военно-технического и военно-политического сотрудничества и росту региональной значимости Армении.

Надо признать, что Россия сделала достаточно многое, чтобы разъяснить свою позицию по вопросу возможного парафирования на саммите в Вильнюсе Соглашения об ассоциации – это даже позволило появиться заявлениям о беспрецедентном давлении Москвы на Ереван. Что, кстати, опровергается всеми официальными лицами Армении.

А что в этой ситуации предпринял Евросоюз?
Брюссель предпочел работу с армянской политической элитой, причем, на уровне общих призывов к «правильному цивилизационному выбору», а также продолжение имплементации в министерствах и ведомствах норм ЕС.

Как уже говорилось выше, фатальной ошибкой стало замалчивание текста Соглашения или, по крайней мере, недоведение до общества РА его основных положений. Большинство парламентариев Армении, не говоря уже об экспертах и аналитиках, его и не увидела. Как следствие, во-первых, появились обоснованные сомнения в его заявленной Брюсселем привлекательности, а во-вторых, все предметные, «в цифре», обсуждения европерспектив пришлось вести, проводя параллели с извлечениями из текста типового Соглашения об ассоциации с ЕС других государств, в первую очередь, Украины и Молдовы. Которые, по некоторым данным, стали доступны благодаря Москве.

Так, по официальным данным, позиции Украины на рынке агропромышленной продукции ЕС только усиливаются: за первый квартал текущего года ее товарооборот со странами Евросоюза увеличился на 46% и достиг $2,5 млрд. Перспективным, по словам министра аграрной политики и продовольствия Николай Присяжнюка, является и подключение Украины к программе европейского соседства по сельскому хозяйству и развитию сельских территорий ENPARD: «В Европе эта программа уже дала свои результаты. Европа уже отработала программу, которая предусматривает техническую, финансовую помощь для создания кооперативов. А нам, после того как мы ликвидировали колхозы, нужно предложить эффективную форму хозяйствования на селе»[4].

Однако, в Армении настороженное акцентированное внимание привлекли к себе ожидаемые после подписания Киевом Соглашения перспективы очень жесткой регламентации всех виды экспортной агропродукции. Так, вместо 3 млн. тонн зерна пшеницы, которые на протяжении последних нескольких лет она экспортировала в Европу, ее квота будет снижена до 1 миллиона тонн; сокращение экспорта сахара предусмотрено в 10 раз – с 300. до 30 тыс. тонн и т.д.[5]

Кроме того, в первые же годы после подписания Соглашения Украина должна будет полностью заменить свою систему стандартов на европейскую. По подсчетам экспертов Федерации работодателей Украины, из-за расхождения в системах стандартов с государствами-членами ТС, страна будет терять не менее 15 млрд долл. в год[6]. И заместить этот рынок рынком Евросоюза ей вряд ли удастся.

В Армении понимают, что Украина, дальше нее продвинувшаяся по пути установления более тесных отношений с ЕС, по сути, стоит перед судьбоносным выбором: или остаться на привычном рынке постсоветского пространства, или радикально реформировать, а фактически – начать создавать практически новую экономику и пытаться завоевать новые рынки сбыта. Весь вопрос упирается в то, удастся ли ей, при своей относительно развитой экономике, избежать в переходный период дефолта и социального взрыва.

Конечно же, у каждого государства-участника программы «Восточное партнерство» налажены свои уникальные отношения с Европейским Союзом. И с начавшим формироваться Евразийским экономическим Союзом они выстраиваются тоже по-разному. Но, как представляется, внимательное изучение опыта других стран может и должно помочь Армении избежать многих разочарований и ошибок, более уверенно ориентироваться и с максимальной для себя эффективностью участвовать в идущих интеграционных процессах.

Экономический и военный аспекты
По некоторым неофициальным данным, Соглашение об Ассоциации предполагает, что при вхождении Армении в зону свободной торговли  с ЕС ожидается дополнительный рост ее экономики в размере 2,5%, то есть, примерно на 146 млн долларов в год, и то – в долгосрочной перспективе, и без учета потенциальных рисков, какими, в частности, является зависимость от ситуации на сырьевых рынках, проблемные отношения с Турцией, коррупция и отток «мозгов»[7].  

Согласно же ряду экономических исследований армянских экономистов, которые были широко представлены общественности и получили е освещение в СМИ, в случае присоединения к Таможенному Союзу ВВП Армении вырастет на 4,5 %, а эффект только от снижения в этом случае цены на газ составит не менее 140 миллионов долларов в год[8].

В целом, можно констатировать, что информационную войну на этом «фронте» Москва уверенно выигрывает.

В конце концов, перед Арменией встала необходимость самой разобраться, чем же является для нее Соглашение об ассоциации с ЕС по своей сути: модернизацией заключенного в 1996 году Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Арменией или де-факто сменой, по большому счету, всей системы своей безопасности, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И насколько далеко, в таком случае, можно зайти в установлении тесных отношений с ЕС, чтобы не нанести ущерб своей военной безопасности.

Кроме того, нельзя забывать, что в вопросе Нагорно-Карабахского конфликта – одном из основных вопросов своей безопасности, Республика Армения последовательно придерживается обозначенных действующим президентом трех подходов, на основании которых тот может быть разрешен:

  • если Азербайджан признает право Нагорного Карабаха на самоопределение;
  • если Карабах будет иметь наземную связь с Арменией, и
  • если международные организации и ведущие страны гарантируют безопасность народа Нагорного Карабаха[9].

И в настоящее время это реально может быть осуществлено исключительно в той системе военно-политической безопасности, к которой сейчас принадлежит Армения – Организации Договора о коллективной безопасности.

В этой связи актуальным становится вопрос: как сказался бы выбор европейского пути интеграции на российско-армянских отношениях, в том числе, и в контексте военно-политического и военно-технического сотрудничества в рамках ОДКБ?

Безусловно, даже в этом случае какой-то уровень сотрудничества с Россией и ОДКБ имел бы место, быть может, и не только формальный. Однако реальное соотношение экономического и людского потенциала Армении и Азербайджана делает ситуацию с обеспечением армянских сторон конфликта вооружением и военной техникой очень чувствительной даже к незначительным нюансам отношений между Москвой и Ереваном.

Даже если наблюдавшееся до недавнего времени балансирование Армении между «двумя стульями» - альтернативными предложениями, исходящими из Европейского и Таможенного Союзов, - и являлось не более, чем ее игрой на повышение своей политической значимости для обоих центров силы, то, несмотря на ее заведомую непродолжительность, она могла слишком дорого обойтись Еревану, если бы он не выправил свой «проевропейский» крен самым радикальным образом - каким в данной ситуации стало однозначное заявление президента С.Саркисяна о начале процесса вступления РА в Таможенный Союз.

Но и кроме, собственно, вопросов безопасности Армении, напрямую связанных с продолжающимся Нагорно-Карабахским конфликтом, внятное (по крайней мере, на данный момент) формулирование приоритетных ориентиров внешней политики страны было вызвано необходимостью поддержания и укрепления экономической безопасности РА и НКР.

В случае подписания Соглашения об ассоциации Армении с ЕС в регионе Южного Кавказа были бы запущены или резко активизированы процессы, несущие в себе потенциал стратегических угроз Республики Армения, НКР и армянскому населению Грузии (в первую очередь - в Джавахке).

В частности,
  • подписание Соглашения об ассоциации и
  • нахождение совместно с Грузией в единой зоне свободной торговли ЕС, -

означает, во-первых, закрытие Армянской АЭС, причем – в как можно сжатые сроки; а во-вторых, либерализацию и в значительной степени унификацию и регионализацию энергетической политики Тбилиси и Еревана, что подразумевает объединение энергетических рынков двух стран по правилам «третьего пакета» энергетической политики ЕС, со свободным доступом и равноправной конкуренцией всех участников соглашения.

Это уже в среднесрочной перспективе привело бы к:

  • невозможности строительства новой Армянской АЭС;
  • невостребованности, собственно, армянских, армяно-российских и российских генерирующих мощностей (в первую очередь, 5-го блока Разданской ТЭЦ) - из-за более дешевой или, по крайней мере, конкурентоспособной в плане цены, электроэнергии, в перспективе поставляемой из Грузии – с имеющихся и строящихся ГЭС.

С экономической точки зрения это можно только приветствовать. Однако, после занятия Грузией практически монопольных позиций на энергорынке Армении, последняя станет уязвимой как с экономической (повышение цен на фоне отсутствия широкого спектра общих интересов и взаимозависимости, в отличие от того, что имеет место сейчас в российско-армянских отношениях), так и с политической точек зрения. Причем, в подобной ситуации возможные спорные моменты должны будут решаться в Брюсселе, который в плане собственных (т.е., ЕС) энергоресурсных интересов будет учитывать позицию даже не столько Тбилиси или Еревана, сколько Баку. Тем более, что при таком раскладе интересы Баку и Тбилиси будут совпадать.

Особенно это станет актуально после выставления на приватизацию газопровода «Север-Юг», который имеет для Армении стратегическое значение, и настойчивую заинтересованность в приобретении которого неоднократно проявлял Азербайджан. Здесь также стоит упомянуть и практику подрыва этого газопровода, проходящего по территории Грузии, по большей части, в азербайджанонаселенном Марнеульском районе, в начале 90-х годов. В условиях приостановки энергогенерации Армянской АЭС и отсутствия газохранилищ, это оказывало сильное психологическое давление на население Армении, находившейся в состоянии открытого вооруженного конфликта с Азербайджаном. Одно из последствий энергоблокады – массовая эмиграция населения – сказывается на республике до сих пор.

Кроме того, подписание Соглашения Армении с ЕС непосредственно затронуло бы армяно-иранские отношения, развитие которых в Вашингтоне и Брюсселе в настоящее время принимают «с пониманием». Однако в дальнейшем ассоциативные отношения с ЕС потребовали бы присоединение Армении к экономическим санкциям, введенным Евросоюзом и США в отношении ИРИ, что также негативно сказалось бы на положении РА.

Как бы то ни было, в отношениях между Арменией и ЕС после 3 сентября начался новый этап. По словам пресс-секретаря комиссара ЕС по вопросам расширения и политики европейского соседства Штефана Фюле Питера Стано, «диалог с Арменией в настоящее время продолжается в формате поиска новых основ для сотрудничества»[10]. А как заявил глава администрации президента Армении Виген Саркисян по поводу отношений с ЕС, мы «возьмем из этого сотрудничества самое главное, что было на европейском пути - это наш политический диалог, взаимодействие в системе ценностей, которые позволяют модернизировать страну»[11].

В заключение можно сказать, что перспектива вхождения Армении в Таможенный Союз хоть и имеет не только положительные, но и отрицательные стороны, но, по крайней мере, не нанесет радикального, а может, и катастрофического удара по стратегическим интересам РА и НКР, чего с большой степенью вероятности можно было бы ожидать в случае парафирования, а в дальнейшем, и подписания Соглашения об ассоциации Армении с ЕС, а значит – автоматического ухудшения российско-армянских экономических и военно-политических отношений.


[1] Совместное заявление президентов Армении и России, ИА «Armenia Today», 03 сентября 2013г., http://www.armtoday.info/default.asp?Lang=_Ru&NewsID=95635
[2] ИАЦ «Новости-Армения», 4 сентября 2013г.  http://newsarmenia.ru/politics/20130904/42930520.html
[3] Евразийский банк развития, http://www.eabr.org/r/research/centre/projectsCII/integration_barometer/index.php
[4] «Коммерсантъ (Украина)», 30 апреля 2013г. http://www.kommersant.ua/news/2182837
[5]  Несколько вопросов к украинской власти, 03 мая 2013г. http://vybor.ua/article/economika/neskolko-voprosov-k-ukrainskoy-vlasti.html
[6]  Ibidem.
[7]  ИА «Armenia Today», 11 сентября 2013г., http://www.armtoday.info/default.asp?Lang=_Ru&NewsID=96153
[8] “Money Journal”, 15 октября 2013г., http://www.moneyjournal.ru/ekonomika/v-mire/ekonomisti-podschitali-vigodu-ot-prisoedineniya-armenii-k-tamozhennomu-soiuzu-10832.html
[9] Президент Армении озвучил три условия урегулирования карабахского конфликта. Кавказский узел, 28 августа 2008г.,  http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/145366/
[10] ИА портал «Свободная пресса», 19 октября 2013г., http://inpress.ua/ru/politics/18384-bryussel-otkazal-armenii-v-parafirovanii-soglasheniya-ob-assotsiatsii-s-es
[11] ИА портал «Свободная пресса», 9 сентября 2013г., http://inpress.ua/ru/economics/15974-tamozhennyy-soyuz-plyus-assotsiatsiya-s-es-retsept-armenii

 

Print version
EMAIL
previous СОГЛАШЕНИЕ ОБ АССОЦИАЦИИ МЕЖДУ УКРАИНОЙ И ЕС: ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ЭКОНОМИКИ УКРАИНЫ |
Вероника Мовчан
EU-AZERBAIJAN RELATIONS: CURRENT CHALLENGES AND PROSPECTS FOR GROWTH |
Alili Ziya
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.