ISSUE 1-2014
INTERVIEW
STUDIES
Yaroslav Shimov Lyubov Shishelina Vladimir Voronov Victor Zamyatin Stepan Grigoryan
RUSSIA AND EUROASIAN PROJECT
Laurynas Kasciūnas Юрий Солозобов Леонид Вардомский Александр Скаков Hasmik Grigoryan
OUR ANALYSES
Томаш Урбан Mykola Riabchuk
REVIEW
Pavel Vitek
APROPOS
Anna Abakunova


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
НОВЫЕ ВЫЗОВЫ, СТОЯЩИЕ ПЕРЕД СТРАНАМИ ЮЖНОГО КАВКАЗА:
ВОЗМОЖНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ ДЛЯ РЕШЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ
By Stepan Grigoryan | Board chairman of the Center on Globalization and Regional Cooperation, Armenia | Issue 1, 2014

Создавшаяся сегодня напряженная ситуация в отношениях России и Украины (в том числе, болезненная реакция руководства Кремля на приход к власти в Украине новых, проевропейски настроенных людей), военная операция России в Крыму, а также проведение там 16 марта 2014 года незаконного референдума (кстати, в условиях засилия Крыма вооруженными российскими солдатами) ставят новые вопросы перед всеми народами, ранее жившими на пространстве бывшего СССР. Как будут решаться проблемы, стоящие перед странами, рожденными на территории бывшего СССР, в новых реалиях, когда политика России становится все более жесткой и конфронтационной в отношении как Запада, так и стран бывшего СССР, которые желают идти по демократическому пути развития и интеграции в европейские структуры (это первым долгом относится к Украине, Молдове и Грузии). Фактически, вместо решения старых конфликтов, Россией открывается новая зона нестабильности в Крыму.

Думаем, в создавшихся условиях правильно оценить существующие реалии для южно-кавказских конфликтов и возможные новые идеи и инициативы по их разрешению. Действительно, в настоящее время конфликты на Южном Кавказе (ЮК) проходят сложный путь своего развития. Так, в случае абхазского и югоосетинского конфликтов, после признания независимости этих территориальных образований Россией и введения туда российских войск, вообще сложно сказать, существует ли какой-либо формат их разрешения. В конфликте вокруг Нагорного Карабаха (НК) ситуация казалось бы более оптимистическая, т.к. существует главный формат решения конфликта, Минская Группа ОБСЕ (МГ ОБСЕ) и разработанные в ее рамках Мадридские принципы. Однако и здесь ситуация исключительно сложная, т.к. постоянно нарушается перемирие на линии соприкосновения азербайджанской армии и сил самообороны НК (мы уже не говорим о серьезных проблемах на армяно-азербайджанской границе на севере Армении, где бывают нарушения перемирия с применением тяжелой военной техники, а также, с обеих сторон, активно работают снайперы), продолжается агрессивная риторика, а также полным ходом идет милитаризация региона. Беспокоит и то, что переговорный процесс в рамках МГ ОБСЕ приостановлен, а президенты Армении и Азербайджана последний раз встречались лишь в январе 2012 года.

Хотелось бы также отметить, что Абхазия, Южная Осетия (ЮО) и Нагорный Карабах (и, де-факто, представляющие их власти) считают, что сделали свой выбор в пользу независимости, а потому считают бесполезным говорить о различных вариантах статусов для них. Однако, как нам кажется, для мирного решения этих конфликтов и обеспечения реальной стабильности на ЮК будет исключительно важным рассмотрение различных вариантов решения южно-кавказских конфликтов (включая различные уровни суверенитетов для Абхазии, ЮО и НК), т.к. в каждом из них могут быть элементы, полезные для окончательного варианта решения этих проблем.

Перечислим некоторые из важных и актуальных, с нашей точки зрения, вариантов решения этих конфликтов, могущие быть полезными в переговорном процессе. Кроме того, хотелось бы отметить те действия и шаги, которые могут предпринять стороны конфликтов для улучшения атмосферы в регионе Южного Кавказа и открытия шансов для окончательного мирного их разрешения:

  1. В случае с Нагорным Карабахом на данном этапе может быть полезен отказ сторон конфликта от фиксации статуса этого непризнанного образования, т.к. обсуждение статуса приводит к ужесточению позиций сторон конфликта в МГ ОБСЕ. Возможно, имело бы смысл отложить обсуждение статуса НК на этом этапе переговоров (отложенный статус). Необходимо начать диалог и сотрудничество между сторонами конфликта и лишь после этого перейти к вопросам, касающимся статуса НК.
  2. Необходимо начать прямой диалог Азербайджана с Нагорным Карабахом. Причем этот диалог может быть организован как в рамках МГ ОБСЕ, так и вне этого формата.
  3. Переход к политике малых действий и шагов (step by step) также может принести свою пользу. Опыт развития южно-кавказских конфликтов показывает, что большие ожидания от одной или двух встреч сторон конфликта не оправдывают надежд, а главное, приводят к серьезным разочарованиям и отчаянию в конфликтующих обществах.
  4. В случае с карабахским конфликтом необходим отказ от политики “непризнания” НК со стороны Азербайджана. Действительно, блокирование всяких инициатив (даже гуманитарного характера), связанных с НК, объявление граждан и членов парламентов разных стран персонами нон грата в Азербайджане только за то, что они посетили Нагорный Карабах, не способствуют улучшению атмосферы вокруг переговоров, а также усиливают недоверие сторон конфликта друг к другу. В случае с абхазским и югоосетинским конфликтами ситуация также не простая: так Грузия болезненно относится к посещению этих полупризнанных образований гражданами европейских стран, а также отказывается выдавать абхазам и осетинам грузинские паспорта. Позитивно лишь то, что Грузия признает Абхазию и ЮО сторонами конфликта, а также реализовала с ними ряд совместных проектов (например, в вопросах, связанных с Ингурской ГЭС Грузия активно работала с Абхазией).
  5. Необходимо реализовать ряд проектов, имеющих совместный интерес. Так, восстановление рынков в Эргети (находился на линии соприкосновения Грузии и Южной Осетии) и Садахло, расположенном на границе между Арменией, Грузией и Азербайджаном, поможет как торгово-экономическому сотрудничеству, так и человеческим контактам разделенных обществ.
  6. Было бы полезным применение метода односторонних действий, когда одна из сторон конфликта в одностороннем порядке делает позитивный шаг. Так, одна из сторон конфликта могла бы вывести своих снайперов с линии соприкосновения.
  7. Настало время поменять отношение наших обществ к границам. Все наши южно-кавказские общества по инерции живут за “железным занавесом”, созданным Советским Союзом еще во времена “холодной войны”. Надо перестать рассматривать границы как некие “священные зоны”, недоступные нашим гражданам. Наши границы имеют ценность лишь в контексте прав наших граждан на безопасность, свободное перемещение и сотрудничество с соседними народами.
  8. Для южно-кавказских конфликтов можно было бы возвратиться к идее создания федеративных или конфедеративных государств (конечно, это потребует серьезных изменений в Конституциях Азербайджана и Грузии). Однако это, возможно, заинтересует непризнанные (НК) или полупризнанные (Абхазия и ЮО), если они получат право беспрепятственно выходить из федерации или конфедерации. Действительно, если НК, Абхазия и ЮО будут уверены, что в случае невыполнения Азербайджаном и Грузией условий Договора о Мире, они будут иметь право на самостоятельный и односторонний выход из федерации или конфедерации, возможно, они согласятся на переговоры в этом направлении. Эта идея до российско-грузинской войны 2008 года была особенно актуальна для конфликтов в Абхазии и ЮО.
  9. Идея Кавказского Дома также заслуживает внимания и переосмысления, т.к. подразумевает создание некоего единого пространства с включением в него равноправных субъектов в лице как признанных государств (Армения, Азербайджан, Грузия), непризнанных или полупризнанных образований (Нагорный Карабах, Абхазия и Южная Осетия), так и исторически сложившихся на Южном Кавказе этнических, религиозных и административных единиц (например, как Аджария и Нахиджеван ). Идея Кавказского Дома была достаточно популярна в Грузии в 90-ые годы прошлого века, вызывала интерес в Азербайджане, однако была не столь популярна в Армении. К сожалению, Армения в большей степени склонна при решении проблем обращаться за помощью к внешним игрокам, а не к диалогу с соседями по южно-кавказскому региону.
  10. Странам ЮК необходимо продолжать активное сотрудничество с европейскими и евроатлантическими структурами (СЕ, ЕС и НАТО). Именно это сотрудничество поможет нам построить демократические и свободные общества, где власть избирается и переизбирается, где доминирует верховенство закона, где уважаются и защищаются права человека. Именно в свободных обществах легитимность властей высока, а значит, они могут принимать непопулярные решения и идти на уступки и компромиссы при решении конфликтов. Именно в демократических обществах развивается и укрепляется толерантность и терпимость к политическим оппонентам, а также национальным и религиозным меньшинствам.
  11. Как известно, страны-члены ЕС добровольно отдают часть своего суверенитета Центру (институтам ЕС). С другой стороны, у них нет опасений потери их независимости, т.к. в основе ЕС лежат европейские ценности, которые и являются гарантами учета интересов всех стран-членов ЕС, в том числе, очень малых. Здесь уместно провести сравнение с интеграционными процессами, которые Россия  пытается инициировать на постсоветском пространстве (Таможенный Союз, ОДКБ, Евразийский Союз). Как известно, 3 сентября 2013 года, на встрече в Москве президентов В. Путина с С. Саргсяном было объявлено о готовности Армении к Евразийской интеграции и вступлению в Таможенный Союз. Это было достаточно неожиданным решением, т.к. в течение последних 3-4 лет Армения активно работала с ЕС по подготовке Договора об Ассоциации, включая Договор о зоне свободной торговли. В вопросе облегчения виз со странами ЕС прогресс у Армении был настолько очевиден, что ЕС подписал в декабре 2012 года Договор об облегчении визового режима с Арменией, а в апреле 2013 года также и Договор о реадмиссии. В июне-августе 2013 года руководство Армении неоднократно объявляло о готовности парафировать с ЕС Договор об Ассоциации, особый упор делая на важность для Армении Договора осоздании зоны свободной торговли с ЕС (в июле 2013 года было объявлено, что проект Договора об Ассоциации готов и остались лишь текстовые поправки). Кроме того, руководство Армении в лице премьер-министра неоднократно заявляло, что интеграция в Таможенный Союз для Армении не имеет смысла, т.к. у Армении нет совместной сухопутной границы со странами-членами Таможенного Союза. Очевидно, что резкое и труднообъяснимое  изменение позиции Еревана связано с давлением, идущим из Кремля. В создавшейся ситуации возникает вопрос, тогда почему Россия все же решила в последний момент оказать жесткое давление на Армению и попытаться сорвать подписание Договора об Ассоциации Армении с ЕС? Ведь в Кремле не могли не понимать, в какое тяжелое положение они ставят Армению и ее руководство перед международным сообществом. Получается, что Армения в течение четырех лет серьезно и активно работала с ЕС, а потом, за три месяца до подписания Договора об Ассоциации, фактически без видимых причин, отказалась от достигнутого (Ереван предупредил своих европейских партнеров о резком изменении своей политики лишь за три дня до вышеупомянутой встречи В. Путина и С. Саргсяна). Конечно, это рождает вопросы, связанные с предсказуемостью и надежностью Армении как международного игрока. И об этом не могли не знать в Москве. А ответ, как нам кажется, очень простой: интеграционные процессы в рамках постсоветского пространства не опираются на какую-либо систему ценностей, а все решения бывают ситуационными и отражают лишь сиюминутные интересы России.
  12. В рамках программы “Восточного Партнерства”, которую ЕС реализует со странами ЮК, существует возможность вовлечения непризнанных или полупризнанных образований (НК, Абхазия и ЮО) в различные форматы сотрудничества. Думаем, Азербайджан и Грузия могут проявить инициативу по вовлечению этих образований в совместные гуманитарные, культурные, образовательные и молодежные проекты, что ни в коем случае не будет означать предопределения их статуса. Совместные действия и кооперация - вот возможный ключ к решению южно-кавказских конфликтов.

В этой  статье мы привели лишь некоторые из возможных инициатив и моделей решения конфликтов на Южном Кавказе, которые могут быть полезны конфликтующим обществам. Мы ни в коем случае не претендуем на полноту картины, но уверены, что реализация некоторых из этих предложений поможет улучшить атмосферу в южно-кавказском регионе, а значит, приблизит время решения региональных конфликтов и установление Мира и стабильности на Южном Кавказе.   

Print version
EMAIL
previous ОШИБКА ИМПЕРИИ |
Victor Zamyatin
THE PROSPECTS OF THE EURASIAN UNION AFTER
THE UKRAINIAN REVOLUTION AND RUSSIA’S ANNEXATION OF CRIMEA
|
Laurynas Kasciūnas
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.