ISSUE 1-2014
INTERVIEW
STUDIES
Yaroslav Shimov Lyubov Shishelina Vladimir Voronov Victor Zamyatin Stepan Grigoryan
RUSSIA AND EUROASIAN PROJECT
Laurynas Kasciūnas Юрий Солозобов Леонид Вардомский Александр Скаков Hasmik Grigoryan
OUR ANALYSES
Томаш Урбан Mykola Riabchuk
REVIEW
Pavel Vitek
APROPOS
Anna Abakunova


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND EUROASIAN PROJECT
ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ: ОТ ИДЕИ
К ПРАКТИЧЕСКОЙ РЕАЛИЗАЦИИ
By Юрий Солозобов | политолог, директор по международным проектам Института национальной стратегии, Российская Федерация | Issue 1, 2014

18 ноября 2011г. в Кремле была подписана трехсторонняя Декларация о евразийской экономической интеграции, призванная объединить государства постсоветского пространства. Свершилось то, о чем Нурсултан Назарбаев говорил еще 20 лет назад. Выступая в 1994 году в стенах МГУ, президент Казахстана предложил идею создания нового объединения стран СНГ - Евразийского союза[1] по типу Евросоюза. Речь шла о принципиально ином союзе – равноправном, без старших и младших братьев. И как финал – о проекте полномасштабного взаимодействия без утраты политического суверенитета.

Официальная формула нынешнего проекта интеграции в рамках Евразийского союза обозначает именно экономическую интеграцию при сохранении политического суверенитета и гарантированной коллективной безопасности. Сегодня идея Евразийского Союза государств становится политическим мейнстримом на постсоветском пространстве, обретая конкретные очертания, наполняясь юридическим и экономическим содержанием.

Трудный путь от СНГ к ЕАС

Но путь от хорошей идеи к практической реализации был труден и занял почти два десятилетия. Почему так получилось? Видимо, необходимо было определенное время для того, чтобы постсоветские политические элиты, вышедшие из недр провинциальной номенклатуры, насытились своей независимостью – персональными самолетами, рукопожатиями королей и красными ковровыми дорожками. И еще не хватало политической воли у руководства ряда ключевых стран СНГ. 

Лишь с приходом Владимира Путина на пост президента РФ стали складываться более или менее работоспособные интеграционные структуры, такие как «зонтик» ОДКБ в военной сфере или ЕврАзЭС – в экономической. Создание ЕврАзЭС в 2000 году в формате пяти стран – Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана, по сути, стало переломным моментом в практике евразийской интеграции. Всего за 11 лет в рамках ЕврАзЭС сформировалась разветвленная структура механизмов и инструментов по различным измерениям интеграционного процесса. Особо следует отметить создание Евразийского банка развития и Антикризисного фонда, а также ряд постоянно действующих комиссий ЕврАзЭС.

Наличие постоянно действующих наднациональных органов, практически ежедневно занимающихся проблемой евразийской интеграции, – очень важный и своевременный ход. Не секрет, что первое издание Таможенного союза в 90-х гг. было недееспособно во многом из-за отсутствия наднациональных органов контроля. Еще одна очевидная помеха – долгое время наша постсоветская интеграция находилась скорее, в стихийном состоянии. У руководителей новых независимых образований, появившихся на месте бывшего СССР, отсутствовало ясное видение общей цели – куда должно двигаться постсоветское пространство. Но после распада Союза в 1991г. большинство союзных республик не рискнули уйти в свободное плавание и вошли в состав нового образования – СНГ.

Давайте попробуем оценить плюсы и минусы этого проекта. Во-первых, зададимся вопросом: зачем вообще был нужен «проект СНГ» бывшим советским республикам? Ответ очень прост и прагматичен. Прежде чем получить признание на международной арене, все эти новообразованные государства должны были быть взаимно признаны в рамках СНГ. Вот почему на первом этапе Содружество было крайне ценно и нужно всем. Но как только в этих государствах сменилась политическая элита, которая получила «ярлык на княжение» от мирового центра силы – Запада, интерес к СНГ с их стороны резко ослаб.

Второй момент. Наши страны долгие годы объединяла своеобразная «стратегическая триада»: единство энергетической инфраструктуры («братство трубы», как это иногда называют), общность военной инфраструктуры и общность культурных связей, которую часто недооценивают. Советский Союз был одной из передовых держав того времени, у нас накоплено гигантское количество и документации, и технологий, и культурных достижений на общем межнациональном языке общения – русском. Эти три «кита» какое-то время держали структуру СНГ как единую организацию. Но сейчас эта остаточная связность также подошла к критическому рубежу.[2]

Локомотивы интеграции

Главный дефект СНГ заключен в том, что реально он стал механизмом цивилизованного развода стран, образованных на пространстве бывшего Советского Союза.[3] Посудите сами: развод – это логика разделения, а не объединения! Всегда важно понимать, на чем зиждется то или иное государственное объединение. Так, например, Евросоюз родился из объединительного союза «угля и стали». В его основе – логика интеграции, стратегический союз двух европейских «локомотивов» – Франции и Германии. Чтобы не делить Эльзас и Лотарингию, а вслед за ними всю старую Европу, две главные державы решили навсегда закрыть этот вопрос. Из этого маленького зародыша и вырос большой Евросоюз.

Этот поучительный опыт формирования ЕС показывает, что реальная интеграция идет лишь между странами с достаточно развитым и сопоставимым потенциалом. В СНГ (после двух десятилетий деиндустриализации) к таким странам можно отнести только Россию, Украину, Беларусь и стремительно растущий Казахстан. Поэтому на начальном этапе нам не следовало стремиться к поголовному охвату всех стран СНГ в одну интеграционную рамку. На эти «грабли» мы уже наступили в 90-х гг. Куда важнее было иметь в Содружестве крепкое «ядро» интеграции, которое могло стать настоящим «мотором» для успешного объединения остальных национальных хозяйств. [4]

«Евразийская тройка» – Астана, Москва и Минск – объективно должна была стать таким интеграционным ядром на постсоветском пространстве. Ведь вместе эти три страны обладают почти 80% экономического потенциала СССР. По всем мировым меркам, это будет мощное объединение – совокупный ВВП трех стран составляет почти 2 триллиона долларов. Промышленный потенциал «тройки» оценивается в 600 миллиардов долларов, объем выпуска продукции сельского хозяйства – порядка 112 миллиардов долларов, а общий потребительский рынок – более 165 миллионов человек.

Но главное, чтобы всеми участниками интеграционного проекта одинаково четко понималась конечная цель интеграции и основные вехи на этом пути. Эта согласованность стратегических позиций и понимание общности целей внутри «евразийской тройки» стала надежным базисом для интеграционного процесса на пространстве СНГ. В последующие годы она поэтапно воплощалась в жизнь в создании целого ряда успешных межгосударственных структур – Организации Договора о коллективной безопасности, Евразийского экономического сообщества, Таможенного союза Казахстана, Беларуси и России.

Таможенный союз «на троих»

В истории евразийской интеграции особо надо выделить подписание в 2007г. договора о создании трехстороннего, с участием России, Казахстана и Беларуси, Таможенного союза. За короткий срок сторонами-участниками была проведена колоссальная работа. Менее чем за три года разработан и принят единый Таможенный кодекс трех стран, создан наднациональный орган – Комиссия Таможенного союза. Согласовано более 11 тысяч товарных позиций для применения унифицированного тарифа в торговле со странами вне единой таможенной территории. Безусловно, были и определенные трудности: они связаны с периодом адаптации экономических субъектов трех стран к унифицированным таможенным тарифам и импортным пошлинам. Были и еще остаются отдельные нестыковки между национальными таможенными администрациями, которые методично устраняются работой Комиссии Таможенного союза во главе с академиком С.Ю.Глазьевым. [5]

Появление Таможенного союза означает ликвидацию таможенных границ на пути движения товаров и услуг внутри таможенной территории. Разрешительные документы, например, ветеринарные для товара сельскохозяйственного происхождения, признаются компетентными органами друг друга. Проще говоря, Таможенный союз расширил до Бреста и Владивостока границы рынка сбыта для производителей всех трех стран. Это будет стимулировать экономическую активность и повышать товарооборот. Только одно соглашение по выравниванию железнодорожных тарифов позволит увеличить грузооборот между нашими странами на 30 процентов.

Второй плюс – восстановление экономического пространства бывшего СССР как единого организма. Тем самым, научно-технический и производственный потенциал предприятий, выпускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью, будет объединен. Это очень важный шаг к модернизации наших стран! И, наконец, третий плюс – большой внутренний рынок. Создание Казахстаном, РФ и Беларусью Таможенного союза открывает для зарубежных инвесторов рынок с населением в 165 млн. человек и суммарным валовым внутренним продуктом (ВВП) почти $2 трлн. Все это реальные плюсы, прежде всего, для простых казахстанцев, россиян и белорусов.

Выгоды Таможенного союза

Уже сегодня очевиден позитивный макроэкономический эффект от создания Таможенного союза. Вице-министр Министерства экономики и бюджетного планирования РК, один из основных казахстанских переговорщиков Тимур Жаксылыков, заявил, что налицо рост объемов прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в обрабатывающую промышленность Казахстана. Так, с момента создания Таможенного союза объемы прямых иностранных инвестиций в обрабатывающую промышленность Казахстана увеличились на 88% – с $1,8 млрд в 2009 году до $3,4 млрд в 2012-м.[6] При этом общие объемы ПИИ за вышеназванный период выросли на 34% (с $21,4 млрд до $28,3 млрд). Кроме того, по мнению Тимура Жаксылыкова, с момента начала функционирования Таможенного союза имеются определенные положительные показатели в увеличении товарооборота. Так, в 2012 году по сравнению с 2009-м в товарообороте Казахстана со странами Таможенного союза наблюдалось увеличение объемов с $12,9 млрд до $24,6 млрд, то есть на 91,4%. Экспорт обработанных товаров в страны Таможенного союза в 2012 году по сравнению с 2009 годом увеличился в 2,5 раза (или на $2,4 млрд) и составил $4 млрд. По словам казахстанского вице-министра, с 2014 года страны-партнеры предоставили Казахстану национальный режим для рынка государственных закупок. Это дает возможность казахстанским поставщикам участвовать в государственных и муниципальных закупках России и Беларуси наравне с российскими и белорусскими поставщиками.

Если говорить об общих показателях, то объем внешней торговли товарами государств — членов Таможенного союза (Россия, Казахстан, Белоруссия) только за январь — апрель 2013 года составил $297,1 млрд. В 2012 году объем внешней торговли товарами государств — членов Таможенного союза (ТС) с третьими странами составил около $940 млрд (рост на 3,2% к 2011 году). [7]

Причина такого успеха лежит в том, что степень интеграции бывших союзных республик в отдельных направлениях до сих пор выше, чем даже ныне в ЕС. Во времена СССР те же Россия, Белоруссия и Казахстан десятилетиями развивались как единый организм с общим народнохозяйственным комплексом. Европейский союз к аналогичному уровню интеграции после создания объединения «угля и стали» шел еще 40 лет.

Экономики бывших союзных республик взаимно дополняли друг друга, а тысячи производственных связей образовывали индустриальные цепочки с полным циклом – от сырья до готовой продукции, и от фундаментальной науки до товаров массового потребления. Евразийская интеграция сегодня – это целенаправленная политика на воссоздание большого экономического пространства в новых рыночных условиях.

Еще одна параллель – Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС реализует задачу, сходную с той, которую знаменитый экономист Фридрих Лист решал в XIX веке для Германии. Напомню, что Ф. Лист предлагал объединить разрозненные Пруссию, Германию и Австрию в большое экономическое пространство. А в результате получилось «германское экономическое чудо». Будем надеяться, что скоро мы станем свидетелями нового «евразийского чуда». По расчетам ученых РАН, государства-участники Таможенного союза за счет интеграционного фактора получат дополнительно около 15 % прироста ВВП к 2015г. Это предполагает активизацию сохранившегося научно-производственного потенциала, что также позволит нашим государствам выйти из сырьевой ловушки на путь инновационного развития.

Евразийский союз: стратегия будущего

Итак, Таможенный союз успешно заработал. Но тут возникает вопрос – как и куда нам двигаться дальше?

Важным этапом евразийской интеграции стал старт с 1 января 2012г. Единого экономического пространства (ЕЭП). Создание полноценного единого экономического пространства означает общий рынок товаров, услуг, трудовых ресурсов и капитала, что должно способствовать повышению устойчивости к изменениям мировой экономической конъюнктуры. Создание ЕЭП обеспечивает свободный и равный доступ сторон к транспортным и энергетическим ресурсам, национальный режим предприятиям-резидентам при участии в госзакупках, гармонизацию норм антимонопольной политики, формирование институтов проведения согласованной макроэкономической политики. На этой основе Н.А.Назарбаев предложил выстроить общий алгоритм модернизации и инновационного развития стран-участниц, прежде всего, согласовать промышленную и экономическую политику между наиболее продвинутыми государствами – Россией, Белоруссией и Казахстаном.[8]

Для этого страны-участники приняли 17 договоренностей, выполнение которых создает условия для формирования Евразийского экономического сообщества. Всего за пять предстоящих лет наднациональным органам будут переданы 175 национальных полномочий. Прежде всего, Россия, Белоруссия и Казахстан должны будут согласовать макроэкономические показатели своих государств. Это внешний государственный долг, уровень инфляции, внутренние тарифы и так далее. Затем на практике надо обеспечить свободное передвижение и капитала, и рабочей силы. Потом «евразийская тройка» будет постепенно согласовывать позиции по естественным монополиям: сначала введут единые транспортные тарифы для железных дорог. Дальше к 2015г. мы подойдём к единым тарифам транспортировки нефтегазовых трубопроводных систем. И вот на этом рубеже начинает в полную силу работать Единое экономическое пространство.

Проблемы на пути формирования ЕЭП

В этом плане эксперты видят две главные проблемы для успешного формирования ЕЭП – проведение согласованной валютной политики и обуздание аппетитов инфраструктурных монополий. На этом также акцентирует внимание и белорусский президент А. Лукашенко в своей статье "О судьбах нашей интеграции".[9] Через всю статью проходит мысль о том, что Минск хочет равного к себе отношения, несмотря на экономический и политический вес стран ЕАС. Александр Лукашенко подчеркивает, что кроме формального равенства партнеров, необходимо и «равенство условий хозяйствования с равным доступом к единой энергетической и транспортной системе». Деликатно, но твердо белорусский президент затрагивает еще одну «болевую» точку нашей интеграции - вопрос создания единой валюты.

Евразийский союз – это не «либеральная империя» по версии А.Чубайса. Чтобы задуманный проект ЕАС воплотился, Россия должна создать равные условия хозяйствования для своих стратегических партнеров и не «давить на газ» – в прямом и переносном смысле. Избыточные преференции российским монополиям подорвут главное – доверие партнеров, равно как и принудительное введение рубля. «Сначала нам надо доказать для себя выгодность и равноправность нашего экономического пространства. После этого обязательно встанет вопрос о единой валюте» – заявил в интервью «Интерфаксу» президент Н.А.Назарбаев,[10] - «Но я считаю, что ни одна национальная валюта, включая такую мощную, как рубль, не годится на эту роль. Это должно быть другое название, должна быть другая валюта».[11]

Если этот трудный перевал в ЕЭП мы одолеем, то речь пойдет об интеграционном объединении, вполне сопоставимом по качеству интеграции с Евросоюзом. На мой взгляд, создание единой валюты – ключевой критерий успешности нашего интеграционного проекта. Равно как и назревшее принятие Евразийской энергетической хартии. Сейчас договоры о поставках и транзите энергоносителей из Центральной Азии имеют, как правило, форму двусторонних договоров и не учитывают комплексных реалий. Европейская энергетическая хартия, навязываемая нам ЕС, носит односторонний прозападный характер и нас явно не устраивает. [12]

Тут стоит обратить внимание на интересное выступление Нурсултана Назарбаева с трибуны ООН 26 сентября 2007г. в котором предложил принять Евразийский пакт стабильности энергопоставок. Все страны Центральной Азии и Россия выполняют несколько функций: мы одновременно и поставщики, поскольку по нашей же территории транспортируется газ, и транзитеры. Нам необходимо одновременно соблюдать условия как поставщиков, так и транзитёров и продавцов – и здесь наши интересы переплетаются. Думается, нам не следует ждать, пока коллективную повестку евразийской энергополитики за нас выработают в Брюсселе. Сегодня Москва имеет куда больше шансов и больше оснований выдвинуть свой вариант Евразийской энергетической хартии. Это было бы очень сильным ходом со стороны Москвы – предложить такую Хартию своим потенциальным партнёрам по стратегическому сотрудничеству.

Общественное измерение интеграции

Н.А. Назарбаев поднял в своей статье в «Известиях» еще одну очень актуальную проблему - общенародной евразийской интеграции: «Создание Евразийского Союза возможно только на основе широкой общественной поддержки».[13] Евразийская интеграция не должна идти верхушечным, сугубо бюрократическим путем.

Президент Казахстана предложил создать ряд принципиально новых структур, способствующих укреплению будущего Евразийского союза. Во-первых, это Евразийская парламентская ассамблея, то есть прообраз евразийского парламента, в стенах которой будут вестись предметные дискуссии о будущем объединения. Следует также выращивать новое поколение евразийских политиков, способных действовать в интеграционной среде. Во-вторых, пора провести назревшее структурирование предпринимательской среды в интегрированном экономическом пространстве. Поэтому столь важны инициативы по созданию Евразийской торгово-промышленной палаты и созыву Евразийского конгресса промышленников и предпринимателей. И, наконец, надо устранить явные диспропорции между существованием интеграционных структур на уровне государств и отсутствием таковых на уровне гражданского общества. Необходимо также укрепить и усилить идеологическое информационное поле вокруг темы евразийской интеграции.

Интеграционная миссия по созданию Евразийского Союза не будет успешной без привлекательной объединительной идеологии – без всякого сомнения, такой идеологией может быть только «новое евразийство».[14] Давно пора создать ряд новых влиятельных институций, открыто поддерживающих приоритеты евразийской интеграции на публично-политическом пространстве наших стран. Нужны яркие, харизматичные новые люди, которые могли бы выступить дополнительными общественными «моторами» евразийской интеграции. В первую очередь, нужно привлечь к проекту создания Евразийского союза новое поколение, выросшее за годы Независимости. Ведь долгосрочный проект нового Союза создается, прежде всего, для них. Таким образом, новый наднациональный уровень Евразийского союза должен стать мощным социальным лифтом для талантливой молодежи.

Место ЕАС в современном мире

Общие контуры нового проекта ЕАС[15] на ближайшее десятилетие отражены в концептуальной статье В. Путина "Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня". По мнению российского лидера, «необходимо создание Евразийского союза, который мог бы связать Азиатско-Тихоокеанский регион и Европу». Лидер Казахстана, в свою очередь, сходно определяет перспективные задачи Евразийского Союза как «мегапроекта, соизмеримого со сложными вызовами настоящего и будущего». Н.Назарбаеву ЕАС также видится как «прочное звено, сцепляющее евроатлантический и азиатский ареалы развития». Это значит, очень скоро в самом центре Евразии – как раз посередине между бурно растущими экономиками Евросоюза и Китая – появится новый геоэкономический центр силы – Евразийский Союз.

«Мы рассматриваем Евразийский Союз как открытый проект. Его нельзя представить без широкого взаимодействия, например, с Евросоюзом, другими объединениями». Практики - эксперты и экономисты ЕврАзЭС сегодня, при формировании технических регламентов, норм и правил в рамках ТС и ЕЭП изначально закладывают передовые нормативы, действующие в Евросоюзе. В итоге, это позволит нам уже к рубежу 2015-2020гг. создать в Евразии пространство свободной торговли, совместимое для ассоциации с ЕС.

Новые члены ТС и фактор Украины

Евразийский экономический союз России, Белоруссии и Казахстана будет открыт для других стран, но наиболее вероятными претендентами на присоединение к Евразийскому союзу являются Таджикистан и Кыргызстан. Таким образом, общая союзная граница сможет пролегать настолько южнее, так что в границах союза окажутся 89% территории бывшего СССР. Такой геополитический сдвиг в Центральную Азию надежно прикроет границы ЕАС и на долгие годы обеспечит новый Союз ресурсами – сырьевыми и гуманитарными.

В обозримом будущем архитектура Евразийского Союза может претерпеть еще более существенные изменения: в его состав может влиться новый член в лице Украины (целиком или некоторыми ее частями – вроде Республики Крым и/или Юго-Востока). Во всяком случае, такой сценарий в качестве вероятного давно рассматривает Кремль.

Сегодняшнее положение Украины исключает серьезные инициативные действия со стороны Киева. Россия запустила проект «Южный поток», который вместе с действующим «Северным потоком» может брать на себя основные объемы газа, до сих пор прокачивавшиеся через Украину. Эти «газовые клещи»[16] радикально обесценили главный козырь Украины в ее переговорах и с Западом и Востоком – ее национальную ГТС. Это тут же вылилось в резкое падение интереса к Киеву со стороны Евросоюза.

Таким образом, Янукович во время своей очередной рабочей встречи с Путиным, вынужден был выслушать жесткий путинский ультиматум без какой-либо возможности ему что-нибудь противопоставить. Это, кстати, подтверждается и немедленным отъездом Януковича из Завидова сразу после переговоров.

В то же самое время Брюссель рассчитывал не просто "купить Украину под видом «евроассоциации», но купить ее за очень небольшие деньги". Одновременно Москва покупает украинские бонды на 15 миллиардов долларов и быстро переводит Киеву первый транш в размере 3 млрд. Сравните это с предлагаемой Евросоюзом суммой в 150 миллионов евро, которую якобы дадут еврокомиссары, если Украина будет себя «хорошо вести» и будет выполнять все рекомендации МВФ. А это означает разрушение национальной экономики, как это было у нас в России в 90-е годы. Плюс еще должно быть сформировано политически лояльное Западу правительство.

Эти требования явно несравнимы с российскими предложениями. Рассчитывать на большие фонды, как откровенно заявил немецкому агентству DPA один высокопоставленный дипломат ЕС, Киеву не стоит. "Нам будет трудно предложить столько же, сколько предложила Россия". По сути, Запад навязывает Киеву традиционную политику «колонизации без интеграции». В противовес Россия предлагала проект большого экономического развития Украины, обновление ее промышленности в рамках ТС и ЕАС. Москва публично заявила о возможном соединении высокотехнологических отраслей, интенсивные вливания в энергетической сфере, в аэрокосмической сфере, обновление логистического пространства.[17] И наконец в конце 2013 года Москва пошла на значительные уступки, предоставив Киеву 30% скидку и снизив цену на газ в первом квартале 2014 до 268,5 долл./тыс. куб. м.[18]

Произошедшая впоследствии попытка В.Януковича усидеть сразу на двух стульях сыграла со страной злую шутку. Это позволило внешним силам вмешиваться во внутренние дела страны.[19] Фактический отказ В.Януковича от подписания невыгодного экономически соглашения о «политической ассоциации» с Брюсселем в ходе ноябрьского саммита 2013 года («Восточного партнерства») в Вильнюсе привел к реализации стандартного плана «В», т.е. в формате смены неуступчивой власти путем «Оранжевой революции».

На этот раз, смена законной власти в Киеве проходила в форме т.н. Евромайдана. Характерно, что с первых дней противостояния мы увидели на Крещатике в первых рядах оппозиции целый ряд знаковых европейских политиков. В том числе и бывшего председателя Европарламента Ежи Бузека. А это значит, что «восточные Кресы» все также дороги польскому политклассу как и многие века назад.

Ситуация в Киеве, по сути, загнала Виктора Януковича в тупик. С одной стороны, радикалов необходимо каким-то образом обуздать или разогнать, с другой – было важно не потерять президентство. Однако половинчатые меры нерешительной власти и политика вечных компромиссов Януковича привели лишь к разрастанию беспорядков, а затем к его позорному бегству из страны. По сути, сбылись предсказания кремлевских аналитиков о быстрой «хаотизации Украины». В таких быстроменяющихся условиях Москва успела взять свой геополитический шанс - решительно подержала идею референдума в Крыму и с радостью была готова принять полуостров в состав Российской Федерации. В то же время, референдум в Крыму стал причиной введения санкций ЕС И США, которые носят скорее символический характер, позволяющий «сохранить лицо».[20]

Варианты возможного украинского расширения Евразийского Союза и их последствия для Минска и Астаны

Дефицит доверия между российскими и украинскими элитами сразу обозначает жесткий формат возможного вхождения Украины в Евразийский Союз. Дело в том, что экономики Украины и России потенциально конкурентны на мировых рынках как минимум по двум отраслям экономики – это металлургия и торговля оружием. Это означает, что первым и естественным направлением интеграции, в случае вступления Украины в Евразийский Союз, станет слияние вчерашних конкурентов в единые централизованные концерны. Иными словами, объединение ключевых активов России и Украины может иметь только формат одностороннего поглощения, когда украинские собственники будут вынуждены продавать свои активы, тем самым лишаясь своего места в новой экономической и политической системе.

В свою очередь, сценарий «жесткой» интеграции Украины в Евразийский Союз будет означать появление весьма существенных проблем перед Минском и Астаной. Во-первых, эффективная наработка форматов поглощения на украинской территории создаст набор нежелательных для Беларуси и Казахстана прецедентов, которые потом будут ложиться в основу практик Союза в целом. Во-вторых, появление нового крупного участника в формате напрямую подконтрольных России элит, изменит всю систему принятия решений в Евразийском Союзе, разрушив нынешнюю белорусско-казахстанскую стратегию совместного блокирования с целью затягивания нежелательных для себя решений. В-третьих, если иметь в виду функционал Евразийского Союза в качестве сухопутного транзитного пути для доставки азиатских товаров в Европу, то для Беларуси появится альтернатива в лице Украины, что предсказуемо будет ухудшать переговорные позиции Минска.

Пока не приходится говорить, что будущий стратегический «украинский вызов» осознан политическим классом Белоруссии или Казахстана в качестве такового. Скорее политикум этих стран всецело занят наблюдением маневров вокруг новой киевской власти и обсуждением возможных последствий референдума в Крыму для главного партнера РФ и не видит долгосрочных угроз для себя.

ЕЭС или СССР-2?

Идеолог евразийской интеграции – президент Н.А. Назарбаев постоянно подчеркивает в своих выступлениях один важный исторический водораздел: «Никакой «реставрации» или «реинкарнации» СССР нет и не будет». Вопреки шаблонным опасениям западных наблюдателей сегодня на постсоветском пространстве речь не идет о «создании СССР-2» или о прочей политической ностальгии. Скажем прямо - союзы, основанные на ностальгии, долго не живут. Гражданам России, Казахстана и Белоруссии, нужен новый прагматичный подход, нацеленный на будущее. Именно такой путь сделает наши страны конкурентоспособной частью глобальной экономики.

Если внимательно посмотреть, то после первой фазы мирового кризиса 2008-2010гг. интеграция России, Белоруссии и Казахстана пошла ускоренными темпами: из ностальгического проекта (типа «воссоздадим СССР-2») стала насущным вопросом выживания.

При существующих глобальных сценариях развития у стран постсоветского пространства есть всего два пути. Первый – переферийной интеграции в Китай или ЕС. Скажем прямо, по донорским частям или на правах сырьевой провинции Китая и/или «кочегарки Европы». Второй – побороться за создание собственного центра силы в сердцевине Евразии. И Евразийский союз – один из инструментов создания такой силы.

Если смотреть шире, то лидеры «евразийской тройки» сделали всем странам СНГ уникальное предложение – о создании большого экономического пространства в центре Евразии, как пространства совместного развития. Объединение усилий, ресурсов и возможностей «осколков бывшего СССР» способно принести всем странам-соседям по СНГ серьезные политические и экономические дивиденды. Отказ от серьезной евразийской интеграции – это синоним слова «распад».


[1] Ю.Солозобов. «Нурсултан Назарбаев – объединитель Евразии», Казахстанская правда, 5 ноября 2011.   

[2] Юрий Солозобов. СНГ: двадцать лет спустя после «Развода».  Постсоветское пространство на пороге перемен. De futuro, или История будущего / Под ред. Д.А. Андреева, В.Б. Прозорова. М.: Политический класс; АИРО-XXI, 2008. 

[3] Владимир Путин, «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня», Известия, 3 октября 2011.  http://www.izvestia.ru/news/502761

[4] «От Таможенного союза к политическому». Интервью АПН директора по международным проектам Института национальной стратегии Юрия Солозобова. 27 ноября 2009. http://www.apn.ru/publications/print22182.htm

[5] Сергей Глазьев, «Безграничные аргументы»,  "Российская газета" – Федеральный выпуск №5599 (223)  6 октября 2011. http://www.rg.ru/2011/10/06/glaziev.html

[7] Экспорт в третьи страны в 2012 году составил $600 млрд, импорт из третьих стран — $339 млрд (по данным КТС)  http://www.sovet-ts.ru/tamozhenniy_soyuz/

[8] Стратегический план – 2020: казахстанский путь к лидерству/ Ю. Солозобов; ред. Я. Бутаков..- Астана: Деловой мир Астана, 2010.- 178 с.: ил.- (Жана Казакстан).         

[9] Александр Лукашенко, «О судьбах нашей интеграции», Известия, 17 октября 2011. http://www.izvestia.ru/news/504081

[10] Интервью Президента Казахстана Н.А.Назарбаева информационным агентствам «РИА Новости» и «Интерфакс», 22 ноября 2011г.http://www.eurasianism.enu.kz/ru/elektronnye-resursy/stati-o-evraziistve/interview.php

[11] Кстати, Нурсултан Назарбаев не раз уже предлагал создать общую наднациональную денежную единицу на паритетных началах – «евраз» или «алтын». Валютный союз – это важный рубеж, который ставится  и в статье В. Путина.

[12] Юрий Солозобов: Россия должна разработать Евразийскую энергетическую хартию. Интервью ИА РЕГНУМ, 19 сентября 2008. http://www.regnum.ru/news/1057712.html

[13] Нурсултан Назарбаев, «Евразийский Союз: от идеи к истории будущего», Известия, 25 октября 2011. http://www.izvestia.ru/news/504908

[14] Лидер глобального антиядерного движения. Лидер нации/ Ю. Солозобов; ред. Я. Бутаков..- Астана: Деловой мир Астана, 2010.- 192 с.: ил.- (Жа а Казахстан).  

[15] Владимир Путин, «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня», Известия, 3 октября 2011.  http://www.izvestia.ru/news/502761

[16] Юрий Солозобов. Трубы веером. Русские новости, Номер 3 (29.01.2009). http://www.russianews.ru/newspaper/74-nomer-3-29-01-2009

[17] 4 февраля 2014г. ЕС и США готовы купить Украину. Но недорого. http://rus.ruvr.ru/2014_02_04/ES-i-SSHA-gotovi-kupit-Ukrainu-No-nedorogo-AUDIO-9830/

[18] В государственном бюджете РУ на 2013 была аложена средневзвешенная цена на импортируемый природный газ в размере $421 за 1 тыс. куб. м. при ожидаемых объемах поставок российского газа в 2013 году – 40 млрд. куб. м.  И только в декабре 2013 года президентами России и Украины  было подписано Дополнение к контракту "Газпрома"и "Нафтогаза Украины", которе предусматривало снижение цены российского газа для украинской госкомпании до 268,5 доллара за тысячу кубометров.
 http://www.unian.net/politics/864581-putin-tsena-rossiyskogo-gaza-dlya-ukrainyi-snijena-do-2685.html

[19] Итоги недели. Почему "евромайдан" превратился из митинга в бои без правил?  25 января 2014г. http://rus.ruvr.ru/2014_01_25/Itogi-nedeli-Pochemu-evromajdan-prevratilsja-iz-mitinga-v-boi-bez-pravil-AUDIO-9162/

[20] Запад ввел санкции, чтобы сохранить лицо. 17 марта 2014 года. http://rus.ruvr.ru/2014_03_17/Zapad-vvel-sankcii-chtobi-sohranit-lico-9420/

 

Print version
EMAIL
previous THE PROSPECTS OF THE EURASIAN UNION AFTER
THE UKRAINIAN REVOLUTION AND RUSSIA’S ANNEXATION OF CRIMEA
|
Laurynas Kasciūnas
ВОПРОСЫ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ |
Леонид Вардомский
next
ARCHIVE
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.