ISSUE 4-2017
INTERVIEW
Роман Темников
STUDIES
Дмитрий Дубов Степан Григорян Nabi Rustamli Игорь Тышкевич Тенгиз Аблотия Евгений Магда
OUR ANALYSES
Богдан Олексюк
REVIEW
Отар Довженко
APROPOS
Ярослав Шимов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
НЕДООЦЕНЕННАЯ УКРАИНА
By Евгений Магда | кандидат политических наук, Институт мировой политики, Украина | Issue 4, 2017

В 2017 году Украина разочаровала пессимистов и урезонила безудержных оптимистов. Ее борьба за преобразования и повышение внешнеполитической субъектности идет непросто, но говорить об Украине как failed state, как это пытается делать Кремль, оснований нет. Украина продолжает бороться за себя, пусть и не всегда получая желаемый результат, но не сворачивая с выбранного пути.

Ключевой компонент - безопасность

Хотя интенсивность боевых действий на Донбассе снизилась по сравнению с 2014 – 2015 годами, этот конфликт остается самым масштабным в Европе за 20 последних лет. На востоке Украины, по обе стороны линии разграничения, сосредоточены десятки тысяч хорошо вооруженных военных. Все чаще можно услышать, что Россия наводнила неконтролируемые украинской властью территории огромным арсеналом военной техники и вооружения, который по численности превосходит многие армии государств-членов НАТО. Вспышка активности боевиков в Авдеевке в январе – феврале 2017 года[1], использование реактивной системы залпового огня в конце года – штрихи к ситуации на востоке Украины, дающие возможность понять тенденции и динамику конфликта.

Смерть одиозного командира сепаратистов Гиви (Михаил Толстых) и скандальное отстранение от штурвала управления самопровозглашенной ЛНР Игоря Плотницкого (он стал «уполномоченным по выполнению Минских соглашений») кардинально не изменили ситуацию на Донбассе. Основные решения принимаются в Кремле, впрочем, факт появления специального представителя Госдепартамента США по Украине Курта Волкера свидетельствует, что Белый Дом готов занять более активную позицию в урегулировании. Волкер за полгода 5 раз побывал в Украине и трижды встретился с представителем Путина Владиславом Сурковым, но без особого успеха, если не считать таковым внесенный Россией проект резолюции Совета Безопасности ООН по миротворцам на Донбассе.

Идею привлечения «голубых касок» для урегулирования конфликта на востоке Украины еще в 2015 году предложил президент Петр Порошенко, но тогда она не нашла сторонников. В 2017-м ее уже активно обсуждают, правда, до предметной реализации остается немало времени. Россия хочет использовать «голубые каски» исключительно для охраны сотрудников Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (кстати, один из них погиб на Донбассе в результате взрыва фугаса), Украина и страны Запада рассматривают миротворцев как элемент стабилизации ситуации, уменьшения влияния России и восстановления территориальной целостности Украины. Различные цели обуславливают кардинально разные подходы к решению вопроса.

Между Украиной и сепаратистами уже больше года не проходил обмен пленными. В Кремле отлично понимают, насколько вопрос возвращения своих граждан важен для украинского руководства, поэтому пытаются играть на этом. Пролонгация закона об особом статусе Отдельных районов Донецкой и Луганской областей ОРДЛО на год и отложенное принятие Верховной Радой документа о признании России государством-агрессором уже стали следствием этой дипломатической игры. В формуле «74 на 306» присутствуют не только 380 человеческих судеб, но и попытка Путина усилить позиции Виктора Медведчука, деятельность которого вызывает все больше вопросов в Украине.

Еще один важный момент: проявления гибридного терроризма становятся если не обыденностью для Украины, то заметными событиями. Гибель контрразведчика Александра Хараберюша и разведчика Максима Шаповала (оба были подорваны в своих автомобилях), акты вандализма против польских памятников в Украине и обстрел генерального консульства Польши в Луцке вызвали мощный общественный резонанс. Конфликт с Донбасса все больше распространяется по Украине, заставляя предположить, что Россия делает ставку на раскачивание ситуации внутри нашей страны, а не на военное наступление поддерживаемых Кремлем боевиков.

Аннексированный Россией Крым продолжает превращаться российскими властями в «непотопляемый авианосец Кремля» в Черноморском регионе. При этом ФСБ продолжает продвигать информацию о задержаниях «украинских диверсантов». Основным объектом давления оккупационных властей остаются крымские татары, являющиеся наиболее организованной проукраинской силой на полуострове. Освобождение заместителей главы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова стало возможным благодаря геополитической игре между президентами России и Турции. Погибла во время обыска оккупантов 83-летняя ветеран крымскотатарского движения Веджие Кашка[2].

Балансируя и продвигаясь

Главные достижения украинской власти в 2017 году сосредоточены во внешнеполитической сфере. Вступление в силу Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС привело к заметному увеличению доли торговли с Европейским Союзом во внешнеторговом балансе нашей страны, введение в начале июня безвизового режима подняло интенсивность поездок и заставило многих скептиков оформить биометрические заграничные паспорта. Обнародованный «под елочку» вердикт Стокгольмского арбитража по спору между «Газпромом» и «Нефтегазом Украины» снял с Украины риск дефолта[3], отменил принцип «бери или плати», заложенный в 2009 году, и позволил Украине стать еще одной европейской страной, пересмотревшей в свою пользу ранее кабальный контракт с российской газовой монополией.

Петр Порошенко продолжает готовиться к президентской кампании 2019 года, и в 2017-м он легко отразил попытки инициировать досрочные парламентские и президентские выборы. Глава государства в Украине остается центром политической жизни, поэтому с ним связывают и успехи государства на мировой арене, и перегоревшую лампочку в подъезде. Оффшорные разоблачения не слишком повредили рейтингу Петра Порошенко, куда сложнее ему продолжать работать, будучи богатым человеком в государстве, где в 2015 – 2016 годах была самая низкая зарплата в Европе. Закрытие Липецкой фабрики корпорации ROSHEN – далеко не революционный, но необходимый шаг.

Уже можно говорить, что во время президентской кампании Порошенко акцентирует внимание на росте обороноспособности страны (она действительно заметна) и окончательном евроатлантическом выборе (Президент анонсировал проведение референдумов о вступлении в НАТО и ЕС в ближайшее время[4]). В отличие от претендентов на президентскую булаву, действующему главе государства придется отчитываться о проделанной работе, и в этом контексте и повышение минимальной зарплаты, и пенсионная реформа, и преобразования в медицине ему, безусловно, пригодятся. Очевидно, что исключительно за счет внешнеполитических компонентов выборы не выиграть.

Не будут лишними и 1,5 миллиарда долларов, конфискованные у окружения Виктора Януковича в пользу государства благодаря активной позиции Генеральной прокуратуры[5]. Ее глава Юрий Луценко, не имеющий юридического образования, оказался на сегодня наиболее эффективным из всех генеральных прокуроров после Евромайдана. Ему пророчат возвращение в большую политику, но вряд ли Юрий Витальевич будет баллотироваться в президенты в 2019 году.

Отрицает наличие президентских амбиций и Владимир Гройсман. В его активе на посту премьера - повышение вдвое минимальной заработной платы, принятый в начале декабря бюджет-2018 и «осень реформ», позволившая сдвинуть с мертвой точки медицинскую и пенсионную реформы, о которых предпочитали не упоминать практически с 1991 года. Еще один конек Гройсмана – восстановление и строительство новых дорог, которое заметил в 2017 году каждый второй опрошенный украинец[6]. Премьер не выглядит сегодня исключительно младшим партнером Порошенко, но и к самостоятельному президентскому плаванью пока не готов.

Попытки создать единую партию на основе БПП и «Народного фронта» оказались неудачными. Если пропрезидентский проект располагает представительствами на местах, но идеологически слишком разноплановый, то «фронтовики» имеют монолитную парламентскую фракцию и не слишком мощные местные организации. Они сделали ставку на хорошие отношения с Владимиром Гройсманом, позволяя главе правительства на себя опираться. При этом в составе «Народного фронта» немало политических звезд, что вряд ли вдохновляет премьера на роль «приглашенной звезды» в «фронтовом созвездии».

Скандальные решения украинских судов не позволяют в полной мере оценить эффективность судебной реформы, но она постепенно продвигается. Создание Антикоррупционного суда отложено на 2018 год, зато переформатирован Верховный Суд, который возглавила Валентина Данишевская. Петр Порошенко намерен предложить восстановление военных судов, поскольку гражданским судьям трудно давать оценку действиям генералов и офицеров в условиях боевых действий на Донбассе.

Важным событием стали выборы в объединенных территориальных громадах, демонстрирующие переход власти из центра на места. По словам Петра Порошенко, местные бюджеты в 2018 году будут равны государственному, и увеличившиеся финансовые возможности местной власти должны ощутить на себе миллионы украинцев.

Оппозиционный пасьянс

Оппоненты власти многочисленны, не лишены доступа на ведущие телевизионные каналы и часто пользуются непубличной, но эффективной поддержкой из-за рубежа. Правда, многие из них предпочитают патриотическую риторику, а говорить о «возвращении Януковича» не имеет смысла, среди прочего, и из-за изменений электорального ландшафта страны.

Юлия Тимошенко остается самым популярным оппозиционным политиком и периодически меняется местами с Петром Порошенко на вершине президентского рейтинга. Дабы удержаться на нем, лидер «Батькивщины» умело манипулирует данными – VoxUkraine обнаружила 91% несоответствия действительности в ее заявлениях[7], а громкие речи леди Ю о «новом геноциде» слишком циничны даже для Украины. Тимошенко летом 2017-го заявила, что победа в Стокгольмском арбитраже была бы невозможна без подписания в январе 2009 года газового контракта. Надо сказать, что ее слушают охотно и верят многие граждане Украины, что не лучшим образом характеризует темпы преобразований в нашей стране и динамику повышения сознательности населения.

Интересный кейс политической активности апатрида подарил в 2017 году Михеил Саакашвили. Однокашник Порошенко по Институту международных отношений не добился успехов во главе Одесской области, хотя располагал там внушительными полномочиями. Свободное плавание в качестве лидера одной из оппозиционных партий также не принесло ощутимых политических дивидендов. Во второй половине 2017 года Саакашвили был, пожалуй, самым ярким украинским политиком. Утрата украинского гражданства, скандальное возвращение в Украину, задержание СБУ и освобождение широкоплечими соратниками, публичные выпады в адрес власти, – все это о Саакашвили, который не подобрал ключик к настроениям украинцев. Стоит подчеркнуть, что его гипертрофированная активность отталкивает от известного политика потенциальных соратников – они не находят своего места в картине мира Саакашвили.

Украинская оппозиция разрозненная и несогласованная. Даже акция за большую политическую реформу, которую готовили полтора месяца, с требованиями открытия партийных списков, принятия законов об импичменте президента и создания Антикоррупционного суда собрала не более 5 тысяч человек. Правда, Тимошенко поддержала ее только формально, а лидеры других партий не готовы щедро поделиться партийным активом. Палаточный городок у стен парламента не получил поддержки киевлян, бывшей залогом успеха и Оранжевой революции, и Евромайдана.

Лидер «Самопомощи» Андрей Садовый попытался противодействовать власти асимметрично: его соратники в ответ на «мусорную блокаду Львова» в начале 2017 года инициировали «блокаду торговли на крови», перекрыв пути сообщения с ОРДЛО на Донбассе. Власти пришлось легализовать эту блокаду, дабы не допустить противостояния с непредсказуемым результатом. Блокада обошлась в 1% роста ВВП, проблемами с поставками антрацита и уменьшением объемов экспорта. Застрельщики блокады, Семен Семенченко и Егор Соболев, сегодня остаются одними из немногих обладателей депутатских мандатов, находящимися рядом с Саакашвили. Что касается Садового, то он допускает ошибку, пытаясь делать большую украинскую политику из областного центра, даже такого масштабного и влиятельного, как Львов.

Олег Ляшко и его радикалы вряд ли могут быть названы стопроцентными оппозиционерами. В его немногочисленной парламентской фракции традиционно много скандалов, но в этом году ситуация с Андреем Артеменко, у которого оказалось не только украинское, но и канадское гражданство[8], стала прецедентом для парламента. Но не для главного радикала, который громко уверяет в готовности защищать интересы простых людей. Кстати, все более заметна связь Ляшко и Рината Ахметова, контролирующего группу парламентариев в «Оппозиционном блоке».

Формально главная оппозиционная сила страны – «Оппозиционный блок» - на протяжении года получал разнообразные «черные метки» на тему возможного распада, но сохранился и продолжает работать. Уход из него Вадима Рабиновича с партией «За жизнь» выглядит технологическим ходом, а высокий рейтинг «зажизненной» политической силы стал продукцией телевизионного влияния. «Оппозиционеры» вряд ли найдут между собой общий язык, а потому 2018 год потратят на оформление цивилизованного развода с прицелом на будущие парламентские выборы.

Анатолий Гриценко в образе «настоящего полковника», лидер ВО «Свобода» Олег Тягныбок, экс-глава СБУ Валентин Наливайченко играют каждый в своей политической нише, и у них получается время от времени привлекать к себе внимание. Впрочем, говорить о реальности шансов этих политиков вмешаться в борьбу за власть не приходится, они скорее играют роль внешних раздражителей для власти и создателей разнообразия политического ландшафта. В этом же, кстати, преуспели подконтрольный «серому кардиналу» времен Януковича Сергею Левочкину парламентарий Сергей Каплин и советник министра внутренних дел Арсена Авакова Илья Кива, ведущие борьбу за бренд Социалистической партии Украины, способной стать ведущей среди левых сил после запрета деятельности КПУ.

Залог политического успеха оппозиции на выборах – способность к объединению и готовность идти на компромиссы ради смены власти. Откровенно говоря, основные политические игроки эти качества пока не продемонстрировали, и оснований полагать, что они изменят подходы к восприятию ситуации, сегодня нет.

В тени антикоррупционных страстей

В Украине немало говорят о борьбе с коррупцией, хотя эта проблема уступает по важности необходимости завершения конфликта на Донбассе и повышению благосостояния населения. Но не стоит отбрасывать того факта, что борьба с коррупцией воспринимается частью политиков и активистов как элемент навязывания обществу мысли о том, что Петр Порошенко является продолжением Виктора Януковича. Этот политтехнологический месседж в украинских медиа продвигают все активнее.

Но не стоит забывать, что создание Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ), Национального агентства противодействия коррупции (НАПК) и вообще борьба с коррупцией были бы невозможными без соответствующего решения парламента, завизированного президентом. Западные партнеры Украины в некоторых вопросах перегнули палку, и далеко не во всех европейских странах есть такая жесткая процедура е-декларирования доходов как в Украине. По сути, Украина сегодня расплачивается за недостаточную субъектность в 1990-х и начале 2000-х, при этом бороться с распространенным в постсоциалистических странах злом ей приходится под аккомпанемент публичных советов со стороны западных партнеров.

НАБУ в 2017 году задержала главу Государственной фискальной службы Романа Насирова, экс-парламентария Николая Мартыненко, в 2016 году отказавшегося от депутатского мандата из-за антикоррупционного расследования. Еще более резонансными стали действия «агента Катерины» - сотрудницы НАБУ под прикрытием, которой удалось получить доказательства причастности парламентариев Борислава Розенблата и Максима Полякова к «янтарной мафии». Аналогичная операция в Государственной миграционной службе была со скандалом прервана СБУ, задержавшей агента под прикрытием НАБУ на попытке дать взятку. Есть одна заметная проблема: детективы НАБУ зачастую нарушают законодательство, что может создать проблемы на стадии вынесения приговоров судом.

Куда пикантнее ситуация внутри НАПК, которое никак не может начать эффективную работу по проверке электронных деклараций, но отметилось выделением весомых премий своим руководящим сотрудникам. Глава НАПК Наталья Корчак отвергла предложение премьера Владимира Гройсмана подать в отставку[9], а независимость антикоррупционных органов в законодательстве выписана таким образом, что уволить ее иначе практически невозможно. Это же касается и шефа НАБУ Артема Сытника.

Западные партнеры Украины многократно подчеркивают необходимость повышения эффективности борьбы с коррупцией и сохранения независимости, об этом заявили многие, от директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард до Европейской Комиссии, отчитавшейся о выполнении требований безвизового режима. При этом в США и ЕС предпочитают не замечать политических амбиций Артема Сытника и его группы поддержки из числа парламентариев и активистов-антикоррупционеров, для которых собственный процесс борьбы с коррупцией выглядит важнее результата для страны.

Олигархи без консенсуса

Генералы украинского бизнеса сегодня выглядят разрозненной группой, у каждого из членов которой есть механизмы влияния. Ринат Ахметов потерял статус «короля Донбасса», но остается самым богатым украинцем, а на принадлежащем ему телеканале «Украина» ведет передачу супруга Президента Марина Порошенко[10]. Сегодня Ахметову куда чаще вспоминают не интенсивные контакты с Виктором Януковичем, а моделируют и анализируют его отношения с нынешним главой государства. Правда, в 2017 году Ахметов утратил контроль над «Укртелекомом».

Игорь Коломойский после национализации «Приватбанка» искал разнообразные возможности для повышения влияния, о чем свидетельствуют встречи с самыми разными украинскими политиками, способными «показать класс» как во время президентской кампании, так и до ее старта. Декабрьское решение Высокого Суда Британии об аресте активов Коломойского и его бизнес-партнера Геннадия Боголюбова по иску «Приватбанка» стало для него неприятной неожиданностью. Вышедшим на подконтрольном телеканале «1+1» телесериалом «Слуга народа» Коломойский «передал привет» Петру Порошенко, но тема пока не получила развития.

Дмитрий Фирташ продолжает пребывание в Вене, откуда его не выпускают правоохранители. Австрийская Фемида отказала в его экстрадиции в Испанию, но при этом США отнюдь не утратили интереса в получении для следственных действий «газового барона». Тем временем, «Нефтегаз Украины» пытается уменьшить влияние Фирташа на украинские облгазы, но без особых успехов. Принадлежащий Дмитрию Фирташу и Сергею Левочкину телеканал «Интер» выглядит сегодня одним из центров кремлевской пропаганды в Украине.

Виктор Пинчук в конце декабря 2016 года призвал власть к болезненным компромиссам для прекращения конфликта на Донбассе[11], из-за чего Порошенко и часть политической элиты проигнорировали «Украинский завтрак» в Давосе от имени собственника «Интерпайпа». Правда, уже в сентябре на форуме YES в Киеве, организованном Фондом Пинчука, выступали и президент, и премьер, и генеральный прокурор. Дело не в индульгенции, а в медиа-империи олигарха.

Набирают силу олигархи, связанные с украинским АПК. Юрий Косюк, которого называют способным найти общий язык и с Петром Порошенко, и с Владимиром Гройсманом, вместе с Олегом Бахматюком стали главными реципиентами государственных дотаций. Стоит ли удивляться, что мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения Верховная Рада продлила еще на год. Проблемным оказался год для Петра Дыминского, которому инкриминировали участие в ДТП со смертельным исходом.

Украина вряд ли сможет рассчитывать на масштабную деолигархизацию – в преддверии президентских выборов глава государства не захочет наживать себе врагов среди богатых и знаменитых, располагающих финансовыми и медиа ресурсами. Но мероприятия по улучшению инвестиционного климата и стимулированию развития малого и среднего бизнеса сегодня выглядят необходимыми.

Национальный ренессанс

На четвертом году гибридного противостояния с Россией Украина сосредоточилась на интенсификации борьбы за сознание своих граждан. Созданы технические предпосылки для телевизионного и радиовещания на оккупированный Крым, ведется поиск алгоритма информационного продвижения украинских месседжей на территорию ОРДЛО. Ограничено использование российских социальных сетей и поисковиков, и этот опыт с высокой степенью вероятности будет в ближайшее время использован европейскими странами, где влияние Кремля велико.

Активизировалось украинское книгоиздание, что позволяет уменьшить воздействие российской печатной индустрии не только ограничительными мерами. Квоты на украинскую песню в радио-эфирах сыграли свою положительную роль для развития национальной музыкальной отрасли. На экраны страны практически еженедельно выходят снятые в Украине художественные фильмы, кассовые сборы от которых могут конкурировать с доходом от проката голливудских лент.

Правда, значительным остается влияние на события в Украине Русской православной церкви, архиерейский собор которой подарил Украинской Православной Церкви (Московского Патриархата)) на словах автономию, а на деле – усилив контроль над украинской частью РПЦ[12]. Идея создания поместной православной церкви давно витает в воздухе, но реализовать ее непросто по ряду объективных и субъективных причин.

Внешнеполитический вектор

Украина не потерялась на фоне усилившейся турбулентности внешнеполитических отношений. Наверное, это главная победа отечественной дипломатии, отметившей в декабре 2017 года свой столетний юбилей. Вопреки многочисленным апокалиптическим прогнозам, Киев наладил отношения с Вашингтоном, о чем свидетельствуют не только две встречи Петра Порошенко с Дональдом Трампом на протяжении года, но и участие министра обороны Джеймса Мэттиса в параде по случаю Дня Независимости на Крещатике.

Санкционный закон против России, принятый в августе 2018 года абсолютным большинством конгрессменов, назначение вышеупомянутого Курта Волкера, решение о поставках Украине противотанкового оружия[13] – свидетельства динамично развивающихся отношений.

Европейский вектор внешней политики Украины можно разделить на несколько составляющих. Очевидные успехи европейской интеграции в целом (получение безвизового режима и вступление в силу Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС) усиливаются интенсивными контактами с Берлином и слегка омрачаются шероховатостями в отношениях с Брюсселем как политической столицей ЕС. Есть позитивная динамика в контактах со странами Балтии и Скандинавии.

С другой стороны, заметно обострились отношения Украины с соседями. Польша выдвигает претензии по поводу политики исторической памяти, поскольку многие украинские герои воспринимаются в Варшаве как преступники[14]. Венгрия критикует закон «Об образовании», используя его как свидетельство своей непреклонности в деле защиты зарубежных соотечественников накануне парламентских выборов[15]. Беларусь разыграла по кремлевскому либретто шпионский скандал[16], поставив под сомнение искренность заявлений Александра Лукашенко о неизменной дружбе между Киевом и Минском и адекватность столицы Беларуси в качестве площадки для диалога об урегулировании на Донбассе.

Во всех упомянутых треках напряженности не обошлось без российского влияния, хотя оно, безусловно, не всегда было определяющим. В Кремле не собираются менять ни тональность, ни предметное наполнение своей политики по отношению к Украине, демонстрируя имперские комплексы вкупе с «политикой старшего брата». Перестроиться Путину, да и любому из его последователей, в ближайшем будущем будет непросто – составляющая добрососедства из российско-украинских отношений ушла надолго.

Не только в польско-украинской напряженности, но и в скандале с якобы имевшими место поставками Украиной ракетных двигателей Северной Корее[17] отчетливо заметен российский след. При этом решение Стокгольмского арбитража по спору между «Газпромом» и «Нефтегазом Украины» стало поводом для радости в Киеве, лишив Кремль надежды довести Украину до дефолта.

Отметив в июле 20-летие Хартии об особом партнерстве между Украиной и НАТО, Верховная Рада превратила евроатлантическую интеграцию в стратегическое направление внешней политики нашей страны. Отрадно, что генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг в 2017 году впервые публично подтвердил, что двери НАТО открыты для Украины.

В качестве непостоянного члена Совета Безопасности ООН Украина постаралась получить максимум для привлечения внимания к проблемам Крыма и Донбасса. Резолюция Генеральной Ассамблеи по правам человека в Крыму является очередной победой украинской дипломатии, ведь Россия названа там «оккупантом». Надо напомнить о подаче исков в Международный Суд ООН против России по делу о финансировании терроризма и нарушении прав человека в Крыму[18].

Напряженный 2018-й

Украина вряд ли в 2018 году сможет добиться мира на Донбассе, даже при условии активизации США в этом вопросе. России в ее образе «осажденной крепости» поддержание конфликта на востоке Украины выгодно, и отказываться от своих подходов в Кремле не намерены. Есть и еще один важный нюанс: приближающиеся президентские выборы в Украине, на которых Россия рассчитывает получить более лояльного себе президента. Значительное количество неопределившихся граждан, способность потенциальных кандидатов в президенты через телевидение влиять более эффективно на электоральные настроения, чем через социальные сети, продолжающийся конфликт на Донбассе заставляют их штабы прорабатывать стратегии действий и накапливать необходимые ресурсы. Фальстарт в этой ситуации будет стоить очень дорого, и борьба за симпатии избирателей начнется уже в начале 2018 года.

Структура медиа-собственности, отсутствие бурного экономического роста, шоковое состояние украинского общества в условиях противостояния с Россией не позволяют рассчитывать на «макронизацию» президентской кампании в Украине. Напомню, что даже выглядящий «кандидатом надежд» Святослав Вакарчук не является «новым лицом» в чистом виде и предпочитает не давать надежд потенциальным сторонникам.

Ключевым вопросом для Украины в 2018 году остается формирование национальных интересов, способных быть выше политических скандалов и соперничества. Это не только достойная жизнь граждан страны, восстановление территориальной целостности, но и получение политики нового качества – более ответственной и эффективной. Ее формирование, собственно говоря, и является основой будущего роста влияния Украины в Европе.


Print version
EMAIL
previous ГРУЗИЯ С ПРИВКУСОМ ЗАСТОЯ |
Тенгиз Аблотия
ПОЛЬША И УКРАИНА: БРЕМЯ ПРОШЛОГО И ДЕТЕРМИНАЦИЯ БУДУЩЕГО |
Богдан Олексюк
next
ARCHIVE
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2018
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.