ISSUE 2-2019
INTERVIEW
Roman Temnikov
STUDIES
Pavel Havlicek Michal Lebduska Bogdan Oleksyuk Bogdana Kostyuk
OUR ANALYSES
Otar Dovzhenko
REVIEW
Pavel Vitek
APROPOS
Maxim Rozumny


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
REVIEW
ПОЛЕЗНЫЙ КОРОТКИЙ КУРС ИСТОРИИ ВОСТОЧНОГО ПАРТНЕРСТВА
By Pavel Vitek | Researcher in Politics, the Czech Republic | Issue 2, 2019

Проект Восточное партнерство, десятую годовщину которого мы отмечаем в 2019 году, с самого начала интерпретировался совершенно по-разному.  Приверженцы одной точки зрения видят в нем руку Европейского Союза, протянутую  шести постсоветским странам на пути их реформ. Вторые  считают этот проект инструментом отдаления этих стран от России и, следовательно, ее ослабления. Интенсивность этих интерпретаций зависит от отношений между Россией, которая отказалась участвовать в Восточном партнерстве, с одной стороны, и западным миром, с другой.

Различные трактовки Восточного партнерства, ссылаясь на статью А.А. Язьковой, вспоминает во введении в свою монографию Восточное партнёрство: проект, реальность, будущее сотрудник Института Европы РАН Юрий Борко.[1]

Для целей своей работы автор Восточное партнерство характеризует следующим образом: «Восточное партнёрство (ВП) – одна из новейших форм международного объединения, учреждённого по инициативе Европейского Союза с целью развивать экономические, политические и культурные взаимосвязи с шестью постсоветскими государствами. Оно основано на принципах межгосударственного сотрудничества. ВП – молодая организация: в мае 2019 г. она отпразднует своё 10-летие. Возникла она не на пустом месте: её с полным основанием можно назвать очередным этапом развития новых отношений между Евросоюзом и суверенными государствами, которые возникли после распада СССР и объединились в Содружество Независимых Государств». (с. 7)

Автор подает характеристику проекта без лишних эмоций, что характерно для всей его работы, которая разделена на шесть частей, с введением и заключением. В первой части Откуда есть пошло Восточное партнёрство? описывается усилие Европейского Союза найти какие-то формы сотрудничества с новыми государствами, возникшими после распада Советского Союза.

Началом сотрудничества Европейского Союза с новыми государствами стал основной документ: Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве, который первым подписала Россия 24 июня 1994 г. За ней до 1996 года последовали все будущие страны- участники Восточного партнерства.

Согласно Ю. Борко, были подписанные документы,  «типовые соглашения с очень сходным содержанием, предусматривавшие развитие диалога и сотрудничества сторон по политическим, экономическим и культурным вопросам, с акцентом на содействие Евросоюза переходу стран СНГ к рыночной экономике и демократии» (с. 9).

В первой половине 90-х годов отношения с Россией, а также с другими государствами-преемниками и Европейским союзом носили довольно динамичный характер, в том числе из-за эйфории, связанной с распадом СССР и ликвидацией биполярного мира. Эйфория, особенно с европейской стороны, начала угасать, поскольку события в государствах-преемниках, за исключением стран Балтии, которые устремились непосредственно к евроатлантическим структурам, пошли по извилистому пути, который не оправдал ожиданий. «Власть в них перешла в руки той части советской партийно-государственной бюрократии, которая мгновенно превратилась в сторонников капитализма и решила использовать её (власть) в целях личного обогащения» (с. 10).

Несмотря на все недостатки, сотрудничество продолжало развиваться, в основном -благодаря программе Technical Assistance for the Commonwealth of Independent States (TACIS).

В первой половине 10-х годов XXI века программа сотрудничества ЕС с соседними государствами, включая Содружество Независимых Государств, приобрела новую форму, закрепленную в Европейской политике соседства, целью которой было  «создать ´кольцо дружественных стран´ на границах Евросоюза. Она не предусматривала их вступления в ЕС, но предлагала им привилегированные отношения с ним, развитие сотрудничества в сферах политики, безопасности, экономики и культуры, содействие реформам, направленным на создание рыночной экономики и демократического государства»  (с. 11).

В следующей части первой главы автор кратко описывает отношения ЕС со странами будущей шестерки, с входящей в Восточное партнерство, где Беларусь стала значительно отставать, а Украина и Молдова обосновались во главе группы. Страны   Кавказа были в центре этого несколько разрозненного сообщества.

Вторая глава, Восточное партнёрство: первый этап (2009-2013 гг.), уже описывает первый этап Восточного партнерства, который автор датирует созданием проекта в 2009 году на встрече в Праге и завершает Вильнюсским  саммитом 2013. О нем автор пишет под красноречивым подзаголовком: Вильнюс-2013: провал вместо прорыва. Затем он следит за развитием проекта, анализируя, главным образом,  содержание отдельных встреч на высшем уровне.

Ю. Борко  признает усилия Восточного партнерства пo «созданию пояса стабильности и безопасности на восточной границе ЕС» (s.15), тем не менее, понимает этот проект как вступление Европейского Союза «в соперничество с Россией за политическое влияние в странах ВП» (с.15). Причину этого шага ЕС автор  видит в «разочаровании высших институтов Евросоюза и большинства его государств-членов в декларированном ранее стратегическом партнёрстве с Россией, критическом отношении к внутренней и внешней политике Москвы» (с. 15).

На саммите в Варшаве в 2011 году «главной инициативой, с которой выступил на саммите Брюссель, стало предложение приступить к подготовке соглашений об ассоциации между Евросоюзом и каждым его партнёром, предусматривавших создание общих зон свободной торговли» (с. 16).

Причины неудачи следующего саммита Восточного партнерства в Вильнюсе в 2013 г. автор видит в «соперничестве и взаимных контрдействиях Евросоюза и России в 2012–2013 гг., то есть после саммита в Варшаве» (с. 17). Главным событием саммита должно было быть подписание соглашения об ассоциации Украина-ЕС. Тогдашний президент Виктор Янукович отложил подписание на будущее, и Ю. Борко рассматривает в качестве основной причины его действий тот факт, что Москва предложила Украине больше за неподписание, чем Брюссель за подписание договора, и продолжает: «Москва настойчиво предлагала украинским властям вступить в таможенный союз ЕврАзЭСа» (с. 18).

С учетом сегодняшней атмосферы, царящей в России, можно понять интерпретацию событий и методов, которую выбрал автор. Однако если мы знаем, что произошло дальше, когда Украина, несмотря на решение Януковича, сделала свой европейский выбор, т.е. аннексия Крыма и необъявленная российская вооруженная интервенция на востоке Украины, то следует подойти к этому вопросу немного глубже.

Возьмем, к примеру, тот вариант, что В. Путин не мог и не может смириться с европейским курсом Киева по крайней мере по двум причинам: если процесс реформ в Украине начнет приносить положительные результаты, он получит тревожный  пример по соседству, где как в зеркале будет отражаться его неудачная попытка реформировать Россию. Кроме того, постепенное сближение Украины с ЕС существенно отрицательно сказалось бы на российских интеграционных проектах на территории бывшего Советского Союза.

В начале третьей главы, Восточное партнёрство в условиях украинского кризиса и конфронтации между ЕС и Россией, приведены два события, которые существенно изменили отношения между Украиной и Россией, Россией и Западом: революционные преобразования в Украине на рубеже 2013-2014 годов и последующая аннексия Крыма (в работе используется российская терминология, которая называет аннексию украинской территории присоединением). Эти события сказались и на развитии Восточного партнерства.

Новые обстоятельства представлены здесь на основе сравнения с предыдущим периодом: «В 2009–2013 гг. оно функционировало в контексте деградировавших, но ещё сохранявшихся партнёрских отношений Евросоюза и России. С марта 2014 г. ВП действует в условиях конфронтации между Россией и ЕС (и Западом в целом), равной по своей напряжённости худшим временам холодной войны» (с. 19).

Во второй половине 2014 года были подписаны соглашения об ассоциации между ЕС, Грузией, Молдовой и Украиной, что заставило автора задать себе вопрос: «Не свидетельствовало ли это о возросшем стремлении названных стран к укреплению политических связей с ЕС и их интеграции в европейское экономическое пространство» (с. 19)?

На этот вопрос ответил Рижский саммит (2015), который «подтвердил такую гипотезу и, более того, засвидетельствовал, что поворот в сторону сближения с Евросоюзом обозначился в политике всех его восточных партнёров» (с. 19-20).

В связи с Брюссельским саммитом (2017) в монографии уделяется внимание тогдашним отношениям Европейского Союза с Арменией, Азербайджаном и Беларусью. Также упоминается новый подход ЕС к членам Восточного партнерства, каждый из которых определяет свой уровень амбиций и целей.  Это приводит автора к мысли что «ВП фактически представляет собой шесть вариантов (модификаций) двустороннего сотрудничества» (с. 24).

Автор также обращает внимание на документ «20 задач до 2020 года», который содержит темы для сотрудничества в рамках Восточного партнерства до 2020 г.  В контексте ряда амбициозных программ он интересуется, как будут финансироваться эти и другие проекты. Учитывая их скромную финансовую поддержку, он приходит к выводу, что « Восточному партнёрству выпала роль пасынка ЕС» (с. 27).

Четвертая глава, Восточное партнёрство после Брюссельского саммита, приводит историю Восточного партнерства к 2018 году. Автор описывает отношения Армении и Азербайджана с ЕС. В частности, отмечается положительная динамика в отношениях между Баку и Брюсселем, где были проведены переговоры по новому документу, регулирующему взаимное сотрудничество.

В главе также описываются отношения ЕС и других стран-участниц Восточного партнерства. Грузия определяется как наименее проблематичная страна, упоминается постепенное нахождение общего языка с Беларусью. Молдова здесь указана  как проблемный партнер, что связано с плохой экономической ситуацией в стране и сложной внутриполитической обстановкой.

Согласно автору, «самым важным и в то же время самым проблемным для Евросоюза участником ВП была и остаётся Украина... Подчеркнём лишь, что в геополитическом контексте стратегическое значение для ЕС имеет в шестёрке только Украина» (с. 35). Упоминаются недостатки в реализации программы сотрудничества и проблемы с соседями - членами Европейского Союза из-за закона о языке.

Как подсказывает само название, Сегодня и завтра Восточного партнёрства, пятая глава посвящена текущему состоянию проекта и его будущему. Сначала внимание уделяется странам-участницам индивидуально. Автор создает из них две группы. Первая - это три страны, Армения, Азербайджан и Беларусь, которые не стремятся стать членами Европейского Союза, в то время как остальные три имеют такие амбиции.

У Армении самые сбалансированные отношения между Россией и Евросоюзом. После того, как Ереван под давлением Москвы в последний момент отказался подписать соглашение об ассоциации (2013 г.), а затем стал членом Евразийского экономического союза (2014 год), говорить о слишком сбалансированных отношениях между двумя образованиями было бы сложно. Автор приходит к выводу о сбалансированных отношениях под влиянием факта, что Ереван подписал с Евросоюзом Соглашение о продвинутом сотрудничестве, вступившее в силу в июне 2018 г.

Тем не менее, добавляет, что «главным партнёром Армении остаётся Россия, и не столько по экономическим, сколько по геополитическим причинам. Россия – главный и единственный гарант независимости и стабильного положения Армении на Южном Кавказе» (c. 37). В этом мало что изменится, если нагорно-карабахский конфликт не будет решен. Если бы это удалось, Армения получила бы автономию в принятии решения о своей геополитической ориентации, что, вероятно, привело бы ее  к отдалению от России. Поэтому этот конфликт не будет разрешен в обозримом будущем.

Для отношения между Азербайджаном, Россией и Евросоюзом  Ю. Бойко находит  интересное определение - равноудалённые: «Отношения Азербайджана с двумя главными партнёрами – Евросоюзом и Россией, на наш взгляд, следует определить как равноудалённые» (с. 37). Эта характеристика основана на факте, что Баку не является участником ни одного из российских интеграционных проектов, кроме членства в СНГ. С другой стороны, хотя Азербайджан является членом Восточного партнерства, он не стремится к членству в ЕС и не заинтересован в соглашении об ассоциации, которое он хочет заменить договором об отношениях с Европейским союзом и о стратегических отношениях с государствами-членами ЕС.

Существующую равноудалённость отстоять нелегко, потому что Баку находится под давлением Москвы, которая хотела бы видеть самое богатое государство на Южном Кавказе в рядах Евразийскoго экономического союза.  Как сообщается, сделав такой шаг, Баку мог бы получить несколько районов, оккупированных Арменией.

В случае с Беларусью автор неожиданно приходит, как сам признает, к неожиданному выводу: Беларусь, если сравнивать с 2004–2005 гг., когда она была включена в состав стран – участниц ЕПС, добилась наибольшего прогресса в отношениях с ЕС» (с. 38). Это убеждение основано на постепенной отмене санкций против Беларуси на развитие  торговли со странами ЕС. Серьезный поворот в отношениях между Минском и Брюсселем  наступил в 2014 г., когда «в ´верхах´ Евросоюза не осталось незамеченным то, что Минск не признал de jure Крым частью России и избегает любых действий, которые могли бы быть восприняты как признание самопровозглашённых ДНР и ЛНР» (с. 38). 

Основной стимул для развития отношений ЕС с Беларусью автор видит в том, что Беларусь является членом Евразийскoго экономического союза, «с которым Евросоюзу, раньше или позже, придётся иметь дело... Минск может стать площадкой для диалога между ними» (с. 39). Хотя такой взгляд может казаться логичным, он, вероятно, будет далеко от реальности. Отношения между ЕС и Беларусью гораздо больше зависят от состояния прав  человека в этой стране. Если  в будущем они будут  нарушаться таким же  образом,  как в прошлом, никакое членство в Евразийскoм экономическом союзе Беларуси не поможет.

Тезис о трех странах Восточного партнерства, которые не заинтересованы в членстве в ЕС или в Соглашении об ассоциации, действителен в текущей ситуации. Его обоснованность зависит от нынешней геополитической ситуации Армении и политической обстановки в Азербайджане и Беларуси. Если что-то изменится в том или ином плане, их отношения с Европейским союзом могут очень сильно измениться. Хотя с Россией за спиной, как показал пример Украины, любой серьезный сдвиг в сторону Запада может представлять серьезную опасность.

В группе следующих трех стран меньше всего проблем в Грузии, интеграцию страны с Европейским союзом поддерживает практически все население. Возможное членство страны в ЕС - вопрос продолжительный. Странам Центральной Европы понадобилось 10-14 лет для подготовки. Грузии понадобится больше, думает Ю. Бойко.

Гораздо сложнее прогнозировать дальнейшие развитие событий в Молдове.«Основная причина – перманентное состояние внутренней политической нестабильности» (с. 41). Слова автора были вновь подтверждены недавними событиями в стране, где в июне 2019 года правительство изменилось и сейчас ищет маршрут между Брюсселем и Москвой. В то время как президент Додон с самого начала своего срока сделал выбор в пользу более тесных отношений с Россией.

Россия - место, где работают более 600 000 молдаван, и их семьи зависят от дохода, который они получают из России. По вопросу европейской интеграции население делится почти надвое. «В целом же, опросы свидетельствуют о глубине раскола, примерном равенстве двух частей молдавского общества и полной неопределённости в том, каких перемен можно ожидать в общественном мнении» (c. 41).

Помимо рабочих на территории России, существует еще одна экономическая причина, которая связывает Молдову с Россией, а именно экспорт сельскохозяйственной продукции, часть которой традиционно реализируется в России. Разрешение или ограничение импорта в Россию является одним из инструментов, которые Москва использует для влияния на принятие решений в Кишиневе, и, конечно, более мощным инструментом является замороженный конфликт в Приднестровье.

Дальнейший европейский курс Украины, по мнению автора, определяется двумя областями проблем: «Первая – двусторонние отношения Украины и ЕС в рамках Восточного партнёрства, будущее которых определяется содержанием Соглашения об ассоциации. Вторая сфера – восстановление Украины как целостного суверенного государства в границах, признанных ООН и подавляющим большинством её государств-членов. Эту задачу невозможно решить без участия России, а наиболее приемлемым форматом её решения рассматривается в настоящее время Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)» (с. 43).

Россия и Европейский Союз, хотя исходят из одного и того же  документа - Минских соглашений, сильно расходятся в своих взглядах на решение проблемы территориальной целостности Украины, и их позиции, похоже, не сходятся и в будущем. Россия не хочет возвращать оккупированный Крым, так же как она не откажется от поддержки восточноукраинских сепаратистов, которых она использует в качестве довольно эффективного инструмента для торможения реформ в Украине. Европейский Союз не может и не должен принимать тот ту манеру поведения, который Россия использует в международной политике.

Автор также напоминает о помощи ЕС Украине, перечисляет основные пункты программы сотрудничества и упоминает не всегда точное выполнение обязательств, принятых на себя Украиной. При написании своей работы автор, как и все остальные, не мог представить себе драматические перемены в стране, которые произойдут в 2019 году.

Новый президент Владимир Зеленский акцентирует во внешней политике те же темы, что и его предшественник, т. е. на первом месте - ближайшая интеграция с ЕС. Учитывая, что президентская партия получила большинство в Верховной Раде и сформирует правительство, нет никаких оснований предполагать что Украина  изменит  свой европейский курс. В. Зеленский, наверное, тоже помнит, как закончилась попытка президента В. Януковича сделать крен в сторону России. Если новое правление будет готово придать новый импульс реформам, европейский курс Украины может даже ускориться. Будет ли так - остается пока под вопросом.

В шестой главе, Кризис Евросоюза и судьба Восточного партнёрства, больше внимания уделяет последнему этапу развития ЕС, напоминает пять сценариев и самому Восточному партнерству уделяет меньше внимания. В целом такой подход можно понять, потому что судьба Восточного партнерства зависит от судьбы всего европейского интеграционного проекта. Однако было бы полезно,чтобы содержание главы больше отвечало ее названию.

Из идей, которые еще не были упомянуты в предыдущих разделах книги, здесь находим  мысль,что «начало ВП... было трудным, но действия России в Крыму и Донбассе в марте 2014 г. дали импульс его развитию» (с. 61).

Глава заканчивается прогнозом, основанным на утверждении, что все государства-члены ЕС рассматривают Восточное партнерство как зону конфронтации с Россией. Эта позиция останется неизменной «в среднесрочной перспективе. В этом смысле Восточному партнёрству со стороны ЕС ничто не угрожает. Будут разрабатываться новые программы и проекты, будут выделяться средства из бюджета ЕС, благо, они небольшие, а также привлекаться средства из других источников» (с. 61).

Начало заключительной части работы  посвящено разделению мнений российской экспертной среды о значении Восточного партнерства и его будущем. Автор приводит мнение научного сотрудника ИМЭМО РАН В.А. Оленченко, который определил в данном контексте две группы: «доминировавшая из которых не считала нужным воспринимать всерьёз программу “Восточного партнёрства”, полагая, что она носит большей частью пропагандистский характер и дальше деклараций не пойдёт... Меньшая часть экспертов допускала, что ЕС будет поступательно и основательно проводить линию на реализацию принятой им программы по вовлечению в свою орбиту стран СНГ в ущерб российским интересам» (с. 62).

Автор рецензируемой монографии признается, что он сам принадлежал к первой группе экспертов. Он считал, что ЕПС является очень плохим проектом, обе программы, которые были частью проекта, провалились, и «„корни провала ВП уходят в острейший кризис в Украине и драматические события в ней в 2014 г.» (с. 63).

Вильнюсский саммит не стал концом Восточного партнерства, а следующий Рижский саммит придал проекту новый импульс. «Главным итогом девятилетнего существования Восточного партнёрства, на наш взгляд, следует считать позитивную динамику отношений Евросоюза со всеми его участниками» (с. 63).

Европейский союз стал основным торговым партнером Азербайджана, Молдовы и Украины, в трех других странах его доля близка к российской. «Стратегически Евросоюз явно превзошёл Россию в разработке и осуществлении программ практического сотрудничества с шестью участниками Восточного партнёрства, особенно в развитии общественных связей и реализации сотен финансируемых им проектов» (с. 64).

В самом конце своей работы Юрий Борко выражает мнение, что Европейский Союз продолжит проект. Его успех зависит не только от усилий Союза, но и его партнеры будут играть ключевую роль. От них прежде всего зависит как будет продолжаться весь проект. И делать прогнозы в этом смысле, особенно в случае с Украиной, непросто.

Юрий Борко подготовил довольно точную, хронологически задуманную монографию, которая дает читателям, не знакомым с проблемой, качественный обзор развития проекта под названием Восточное партнерство. Она может послужить и экспертам как надежный справочник, собравший немалое количество данных о развитии проекта.

Главным образом уделяется внимание отдельным саммитам Восточного партнерства, где в принятых документах исследует импульсы  для дальнейшего развития проекта.

Основаясь на тезисе, что «ВП фактически представляет собой шесть вариантов (модификаций) двустороннего сотрудничества» (с. 24), сразу в нескольких разделах работы  рассматривается уровень и перспективы европейской интеграции отдельных членов Восточного партнерства. Наибольшее внимание уделяется Украине, в которой происходят самые сложные процессы. 

На основании сравнения программ практического сотрудничества России и Европейского Союза со странами Восточного партнерства, автор приходит к выводу, что «cтратегически Евросоюз явно превзошёл Россию» (с. 64). Жаль, что он не пытался глубже проанализировать политические и экономические факты, которые привели его к этому утверждению.

В то же время было бы полезно в целом попытаться сравнить плюсы и минусы российского и европейского подхода к интеграции. В этом контексте было бы особенно интересно исследовать, какие средства используются при интеграции или при попытках интеграцию предотвратить.

Юрий Борко подготовил довольно объективную попытку оценить значение Восточного партнерства, где достоверно указывает и на изменения в его характере, вызванные изменением отношений между Россией и Западом. Сохранившаяся объективность его взглядов является скорее исключением, чем правилом в сегодняшней российской литературе, посвященной этой и похожим темам.


[1] БОРКО, Юрий. Восточное партнёрство: проект, реальность, будущее. Доклады Института Европы № 355. Москва: Институт Европы Российской академии наук, 2018. 68 с. http://instituteofeurope.ru/images/uploads/doklad/355.pdf

Print version
EMAIL
previous СТРАНА, ГДЕ ЖУРНАЛИСТЫ БОЛЬШЕ НЕ НУЖНЫ |
Otar Dovzhenko
ВЫЗОВЫ ДЛЯ НОВОЙ УКРАИНСКОЙ ВЛАСТИ |
Maxim Rozumny
next
ARCHIVE
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2019
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.