ISSUE 2-2020
INTERVIEW
Roman Temnikov
STUDIES
Петр Вагнер Аляксандр Милинкевич Pavel Havlicek
OUR ANALYSES
Томаш Якл Владимир Воронов
REVIEW
Петр Мареш
APROPOS
Ярослав Шимов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
ПРЕЗИДЕНТСКАЯ КАМПАНИЯ В БЕЛАРУСИ
By Аляксандр Милинкевич | Лауреат премии имени Сахарова «За свободу мысли», Беларусь | Issue 2, 2020

9 августа в Беларуси пройдут президентские выборы.

Поначалу всем казалось, что они будут малоинтересными, обойдется без потрясений, и бессменный лидер Александр Лукашенко в очередной раз назначит себя президентом. Однако вопреки этим ожиданиям, впервые за 26 лет правления белорусского авторитарного руководителя итог стал в значительной мере непредсказуемым.

В Беларуси до сих пор не видели таких многочасовых очередей из желающих подписаться за оппонентов Лукашенко. Хотя в стране давно нет конкурентной политики, в последние месяцы общество довольно неожиданно резко политизировалось. Нет сомнений, что это симптом массового недовольства.

Режим несколько лет назад запретил независимую социологию, но падение рейтинга власти очевидно. Даже по официальным данным доверие к президенту в Минске снизилось до 24%, а это значит, что его избирательный рейтинг еще ниже. Опросы на популярных интернет-порталах показывают, что сегодня за Александра Лукашенко готовы голосовать только 3-6%. 

Почему белорусы разлюбили Лукашенко?  

Люди бесконечно устали от одного и того же лица в телевизоре, от неуважительного отношения к ним и вседозволенности власти. В экономике многолетняя стагнация, в обществе глубокий раскол и депрессия.

Среди противников президента впервые так много белорусов с низкими доходами. Раньше у них с властью был неписанный социальный контракт: взамен на невмешательство в политику гражданам обеспечивалось более или менее сносное существование: невысокие, но стабильные пенсии и зарплаты, бесплатная медицина. Это достигалось преимущественно за счет российских кредитов и дешевых энергоносителей, а также нетребовательного российского рынка, поглощавшего белорусскую продукцию. Но в последнее время выполнять этот контракт режиму становится все труднее.

Экономика

Экономическое состояние страны сегодня значительно ухудшилось, в первую очередь, из-за кризиса в России, который уже обрушил ВВП в Беларуси почти на 4%. В результате «налогового маневра» Москвы в прошлом году были также потеряны преимущества, связанные с импортом российских углеводородов по сниженным ценам. В связи с падением мировых цен на нефть упали и важные для страны доходы от нефтепереработки.

Беларусь  -  экспортно-ориентированное государство, и рецессия мировой экономики вследствие пандемии приведет к дальнейшему падению уровня жизни в виде сокращения доходов и безработицы. Обещанная Лукашенко 10 лет назад средняя зарплата в $500 оказалась потолком для не реформированной советской экономической модели, более того, сегодня уже недостижима и она. 

Государственные предприятия, составляющие около 70% экономики, вымирают и требуют постоянных дотаций. По сравнению с 2013 годом в Беларуси выпуск тракторов сократился на 1/3, автомобилей – в два раза, станков – в три. Если 10 лет тому госсектор обеспечивал 3/4 ВВП, то сейчас его вклад - менее половины. Быстро растет безработица, особенно в регионах. Последние годы власти пробовали оживить промышленность масштабной государственной модернизацией.

Только в деревообработку было инвестировано около 4 млрд долларов бюджетных средств, однако проект проваливается из-за неэффективного советского менеджмента.

Социальное напряжение

В списке проблем и угроз Беларуси на сегодняшний день около 40% респондентов называют самой острой снижение уровня жизни, на втором месте – нарастание чувства недовольства и разочарования, на третьем – неготовность белорусской власти к трансформации.

Денег у режима становится все меньше, так что приходится экономить на социальных расходах. На три года увеличен пенсионный возраст, растут коммунальные платежи, средняя зарплата учителей и врачей ниже, чем у соседей Беларуси.

Все больше жителей вынуждено выезжать на работу за рубеж, причем, если прежде, в основном, в Россию, то теперь все чаще в Польшу. Число трудовых эмигрантов уже около полумиллиона человек, то есть каждый 9-й трудоспособный.

За право не работать на родине власть попыталась ввести годовой налог в размере $200, который в народе назвали «налогом за тунеядство». Три года назад это вызвало у ранее не политизированной части населения бурный стихийный протест, который был подавлен с помощью кнута и пряника – лидеров манифестаций посадили, но декрет заморозили.

Отношения с Москвой

Обоснованную тревогу вызывают в обществе и белорусско-российские отношения, в очередной раз обострившиеся в связи с интеграционным прессингом Кремля в 2018-19 годах.

В конце 2018 года Александр Лукашенко требовал от России скидки на газ, снятия ограничений для белорусских товаров на российском рынке и компенсации за московский «налоговый маневр», в результате которого Беларусь теряла традиционную прибыль своих нефтеперерабатывающих заводов. 

Ответом стал ультиматум тогдашнего российского премьера Дмитрия Медведева: это возможно только после создания единого эмиссионного центра, единых таможни, суда и счетной палаты.

Тогда Лукашенко обвинил Москву в шантаже и заявил, что Беларусь никогда не войдет в состав России. Но от дальнейшей интеграции не отказался, и правительства двух стран вновь продолжили переговоры по «дорожным картам» сближения, в том числе, скрытым от гражданского общества. Это привело к массовым уличным протестам, на которые власти ответили задержаниями организаторов.   

Поскольку абсолютное большинство белорусов выступают за сохранение государственной независимости, то эти торги вызвали тревогу в независимых медиа и социальных сетях. Мало кто сомневается, что после глубокой экономической интеграции неизбежно настанет черед политического объединения. Уверенности в способности власти отстоять суверенитет у политически активной части белорусов осталось крайне мало.

COVID по-белорусски

Большинство белорусов не поддержало решение Александра Лукашенко присоединиться к «ковид-диссидентам» и его предложение лечить вирус «баней, водкой и трактором». Президент постоянно называл пандемию психозом, в его присутствии чиновники, чтобы не выглядеть паникерами, даже не рискуют носить защитные маски.

В стране не вводилось карантинных ограничений даже в то время, когда в больницах не хватало средств защиты, а их поставкой занимались многочисленные волонтерские инициативы. Власть не последовала рекомендациям ВОЗ, и в Беларуси продолжаются спортивные чемпионаты, работают рестораны, кафе и парикмахерские, студенты и школьники лишь ненадолго прерывали занятия. Апофеозом стал проведенный вопреки призывам ВОЗ военный парад, в котором участвовали 4 тысячи военнослужащих, и где присутствовали 11 тысяч зрителей. 

Местные органы власти пробовали тихо саботировать указания сверху и вводить локальные меры, однако это не помогло – эпидемия пришла во все регионы. Сегодня по числу выявленных инфицированных на миллион жителей Беларусь находится на третьем месте в Европе после Люксембурга и Испании. Ее граждане все чаще не верят пропаганде, которая заявляет, что в стране умерли от коронавируса в 14 раз меньше людей, чем примерно в такой же по размерам Швеции. Поведение власти во время тяжелой пандемической ситуации вызвало возмущение большинства населения, что еще больше подорвало доверие к президенту и вывело во время кампании на улицы даже ранее пассивных граждан.

Президент из прошлого

Александр Лукашенко пришел во власть как борец с коррупцией и защитник простого народа. У него советские психология и менталитет, и это долгое время находило отклик у миллионов белорусов, ностальгировавших по СССР. Но мир давно изменился, вступил в цифровую эпоху, президент устарел и все хуже понимает свой достаточно современный и образованный народ, более 80% которого получает информацию преимущественно из Интернета, а не из анахроничных пропагандистских каналов ТВ.

Страна сегодня занимает в Восточной Европе передовые позиции по развитию информационных технологий и доступу к быстрому интернету. Белорусы на первом месте в мире по получению шенгенских виз на миллион жителей, они знают, как живут и развиваются западные государства и новые члены ЕС.

Молодое поколение все больше разочаровано и встревожено бесперспективностью будущего для себя и своих детей. Более трети граждан в возрасте от 14 до 35 лет настроены на эмиграцию. Приходя к выводу, что Лукашенко уже давно не отстаивает их интересы, люди все чаще выражают резкое недовольство и самой системой власти.

Александр Лукашенко продолжает строить свою политику на поиске врагов внутри страны и за рубежом. Но даже будучи способным тактиком, за долгие годы своего правления он так и не предложил обществу эффективной стратегии развития государства. Как следствие, главной задачей режима в последнее время стало самосохранение.

Кампания

Ключевыми темами выборов-2020, есть выход из застоя для широкого протестного электората и суверенитет страны для традиционно политически активной части граждан. Лукашенко выбрал для себя в кампании на этот раз не обычную роль гаранта стабильности и мира, а защитника независимости под лозунгом – Кремль против нашей независимости.

В начале июня он заменил относительно либеральный кабинет министров на правительство, в котором ряд ключевых портфелей получили люди, связанные с силовыми структурами. Новым премьером назначен Роман Головченко, выпускник МГИМО, председатель Государственного военно-промышленного комитета. При этом белорусский лидер заявил: «Мы эту страну никому не отдадим, … страну они не получат». Он декларировал также, что не будет никаких перемен, главное – сохранить то, что есть.

Похоже, первое лицо плохо понимает, что ему угрожают не только Путин и сетевые технологии, но и его собственный народ. Революционной ситуации пока нет, но в обществе зреет желание перемен и реформ. Соответственно, оно ищет альтернативу, в первую очередь, в виде образованного и компетентного политика.

В целях смены власти белорусы готовы массово голосовать даже за политических неофитов. Все чаще слышен голос отчаяния – любой, лишь бы не «он». 

Впервые в кампании фактически не представлена находящаяся в системном кризисе традиционная оппозиция, которая пыталась, но не смогла выдвинуть единого кандидата. Тревожным моментом является то, что среди претендентов впервые практически нет лиц с проевропейскими и пробелорусcкими программами, акцентирующими внимание на проблемах белорусской независимости и идентичности. 

В состав избирательных комиссий традиционно вошли работники бюджетных учреждений, члены провластных партий и общественных организаций. Оппозиционные партии имеют 6 представителей из общего числа более 63 тысяч членов комиссий. На президентских выборах в Беларуси впервые не будет наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ и ПАСЕ в связи с поздним приглашением белорусской стороны и ситуацией с COVID-19. Участие в наблюдении за выборами примет миссия СНГ. Центральная Избирательная Комиссия (ЦИК) ограничила максимальное число местных наблюдателей на участках голосования в связи с пандемией, что приведет к резкому ослаблению независимого наблюдения. 

Претенденты

Электоральная кампания уже на этапе сбора подписей для регистрации продемонстрировала высокую динамику, причем наибольший ажиотаж вызвало выдвижение новых людей, «кандидатов надежды».

Первым объявил о своих намерениях 41-летний видеоблогер и бизнесмен Сергей Тихановский из Гомеля, который ранее занимался созданием рекламных роликов, музыкальных клипов и документальных фильмов в Беларуси, Украине и России.

Наибольший успех ему принесло создание YouTube канала «Страна для жизни», где выставляются снятые во время поездок по регионам стримы, содержащие резкие критические высказывания людей о действующей власти и внутренней ситуации. Эти ролики набирают сотни тысяч просмотров. Брутальный и обаятельный популист собрал вокруг себя уникальный для Беларуси широкий протестный электорат, сфокусированный прежде всего на общем враге – власти, которая «достала всех» и должна быть смещена. Блогер призывал людей выйти с протестом в день выборов на центральные площади своих городов.

Тихановский не смог подать заявление о регистрации инициативной группы из-за того, что на тот момент оказался в заключении за административное нарушение. Документы от своего имени подала его жена Светлана, которой разрешили собирать подписи. Тихановский успешно раскрутил медиакомпанию в ее поддержку, хотя она практически никому не известна.

Впервые за последние годы в избирательной гонке стартовали два представителя сравнительно высокой номенклатуры и крупного бизнеса, что свидетельствует о нарастании недовольства в верхах. Оба претендента презентовали себя как эффективных менеджеров.

Один из них – 55-летний Валерий Цепкало. Выпускник МГИМО, в 1993 году он являлся членом правления межрегиональной Либерально-патриотической Партии «Возрождение», стоявшей на позициях российской этнонационалистической идеологии. Затем вошел в команду, приведшую Лукашенко к власти, занимал посты первого заместителя министра иностранных дел и посла Беларуси в США. В 2005 году он создал в Минске Парк высоких технологий, которым руководил до 2017 года. 

Цепкало обещал гарантировать безопасность Лукашенко в случае его отставки, отмечал, что экономика страны потеряла конкурентоспособность, а общество — способность к развитию, критиковал грубость власти, пренебрежение законами, отсутствие честных выборов и судебный произвол.

Штаб Цепкало сдал 160 тысяч подписей, но из них признаны действительными только 75 тысяч, что недостаточно для регистрации. Жалоба на решение Центральной Избирательной Комиссии, поданная в Верховный суд, была отклонена.

Еще один представитель элиты, лидер электоральных опросов в социальных сетях – Виктор Бабарико. Ему 56 лет, в течение двух десятилетий он возглавлял Белгазпромбанк, третий по величине банк в стране, 99% акций которого принадлежат российскому Газпрому и Газпромбанку.

В своих интервью экс-банкир называет причины, побудившие его пойти на выборы: безграмотная экономическая политика, приведшая страну к возможной утрате суверенитета, а также поведение режима во время пандемии коронавируса, когда власти цинично подвергали опасности жизни своих граждан.

Среди семи претендентов, зарегистрированных ЦИК, оказались Александр Лукашенко и Светлана Тихановская, а также политики, которых некоторые эксперты считают скрытыми спарринг партнёрами: бывший депутат парламента Анна Канопацкая, сопредседатель общественного объединения «Говори правду» Андрей Дмитриев и председатель Партии «Белорусская социал-демократическая Грамада» Сергей Черечень. ЦИК засчитала последним трем претендентам действительных подписей больше, чем они сдали при регистрации.

ЦИК признала недействительными 54,9 % собранных подписей у Виктора Бабарико, 52,6 % у Валерия Цепкало и не зарегистрировала этих самых рейтинговых альтернативных претендентов. Цепкало подал жалобу на это решение в Верховный суд, но ему было отказано в её удовлетворении.

Сразу же после сообщения о не регистрации главных оппонентов Лукашенко было заявлено об объединении их штабов, что добавило веры протестной части общества. Лицом финишного этапа кампании этой коалиции стали три женщины – Мария Колесникова, координатор штаба Бабарико, Вероника, жена претендента Цепкало и Светлана Тихановская, которая заявила, что будет техническим кандидатом в президенты, призывает всех прийти на голосование, а в случае победы освободит политзаключенных и в течение полугода проведет новые демократические выборы президента.

У некоторых сторонников перемен вызвало скепсис то, что у объединенных штабов нет технологии перемен, и пока они предлагают просто прийти на выборы, что может помочь власти обеспечить явку. Вместе с тем более радикальная часть оппозиции надеется, что консолидации потенциальных электоратов «кандидатов надежды» приведет к белорусскому Майдану и победе над режимом.

Репрессии

В прежние времена Лукашенко во время кампаний старался демонстрировать равнодушие к предвыборной суете, не комментировать события и публично занимался рабочими делами. Но сейчас, когда рейтинги упали, и появилась серьезная опасность уличных протестов, режиму пришлось отказаться от сценария «элегантной» победы и заняться стерилизацией выборов. Власти готовы на любые репутационные жертвы и демонстративно используют грубую силу, чтобы нейтрализовать лидеров протеста и вернуть в общество чувство страха.

Первой жертвой зачистки стал блогер Сергей Тихановский, которого арестовали, обвинив в том, что он во время пикета «толкнул» милиционера. Провокация, была настолько примитивной, что над ней смеялись все социальные сети. Дома у супругов Тихановских прошли обыски, во время которых силовики нашли в стареньком диване 900 тысяч долларов.

Сейчас Тихановский находится в карцере следственного изолятора. Ему и членам инициативной группы предъявлены обвинения в насилии по отношению к сотрудникам МВД по криминальной статье «Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок». Задержаны и известные региональные блогеры – партнеры Тихановского.

Следующей жертвой репрессий среди претендентов стали Виктор Бабарико и сотрудники его бывшего банка, который он покинул перед выборами. Накануне задержания Александр Лукашенко поручил Комитету госконтроля «прошерстить этих пузатых буржуев», и на следующий день в офисе Белгазпромбанка и ряда компаний, которые власти связывают с Виктором Бабарико, прошли обыски и аресты.

Были задержаны более двух десятков человек: топ-менеджеры банка и личные друзья Бабарико. Возбуждены два уголовных дела. При этом банк последние годы успешно проходил международные аудиты и проверки Нацбанка.

Обыски прошли и в фирмах сына Бабарико, который  руководит его избирательным штабом, и в домах их обоих. Власти осуществили рейдерский захват Белгазпромбанка, назначив там собственное временное руководство без согласования с главными акционерами – Газпромом и Газпромбанком.

Сейчас отец и сын находятся в следственном изоляторе КГБ, где им предъявлены обвинения в «отмывании» денег, уклонении от уплаты налогов и даче взяток.

Эти события публично комментировал сам Лукашенко и освещали государственные СМИ, откровенно пренебрегая презумпцией невиновности.

Однако попытка дискредитировать Бабарико и Тихановского привела лишь к росту их популярности.

Милиция начала проверять и деятельность Цепкало. Заявление на него в Генеральную прокуратуру написал работающий в Минске турецкий бизнесмен, сообщивший, что за заключение в Беларуси выгодных строительных контрактов он оказывал бывшему главе Парка высоких технологий различные услуги: cтроил дом, оплачивал отдых и передавал большие суммы денег. Экс-претендент Валерий Цепкало, после отказа в регистрации, принял решение выехать в Россию вместе с детьми в связи с тем, что ему, с его слов, угрожали возможный арест и лишение родительских прав. 

В течение месяца по всей Беларуси прошли многочисленные мирные акции протеста против задержания участников президентской гонки и их сторонников. Режим ответил силой, задержав 360 протестующих, а также освещавших акции журналистов. Доходило до абсурдных репрессий. Так, силовики жестко разогнали очередь в магазин сувениров Symbal.by с национальной белорусской символикой, которая выстроилась в центре столицы после решения режима о его закрытии.

Более 200 членов Белорусской Ассоциации Журналистов, Лауреата Премии имени Сахарова За Свободу Мысли, учрежденной Европарламентом,  подписались под обращением к властям и силовикам с требованием прекратить жестокие репрессии в отношении представителей независимых СМИ. Государственные СМИ заявили, что власти известно о «российском вмешательстве» с целью влияния на ход и результаты выборов.

В 26 странах прошли многочисленные митинги и пикеты солидарности с белорусскими политзаключенными. Евросоюз и США обратились к режиму с требованиями их освобождения и проведения честных и справедливых выборов.

Согласно данным белорусских правозащитников, на начало июля в стране насчитывалось 24 политзаключенных, 11 из которых Amnesty International уже признала узниками совести.

Возможные сценарии

Белорусская власть многие годы полностью контролирует избирательные комиссии и подсчёт голосов. Объединённые штабы главных альтернативных кандидатов пытаются, в первую очередь, реализовать сценарий опрокидывающих выборов. Ими движет надежда, что комиссии всё же могут не пойти на тотальную фальсификацию в случае, когда электоральная поддержка оппозиции будет явно выше, чем у сегодняшнего лидера страны. В социальных сетях разворачивается широкая кампания по мобилизации сторонников перемен с целью обеспечения их массового участия в голосовании.

Если Александр Лукашенко будет в шестой раз объявлен президентом при традиционно высоком проценте поддержки, и это вызовет недоверие и протест в обществе, то неизбежно встанет вопрос: выйдут ли белорусы защищать украденную победу?

Поскольку в стране запрещены независимая социология и экзитполы, однозначный ответ дать сложно. С одной стороны, протестный потенциал и желание перемен как никогда высоки, и белорусы в этом году продемонстрировали очень высокий уровень самоорганизации во время пандемии и сбора подписей. С другой стороны, для сдерживания протестов власть впервые, уже на ранней стадии кампании, обрушила шквал жестоких репрессий на оппозицию, гражданское общество, журналистов и блогеров.

Объединившиеся оппозиционные штабы воздерживаются от прямых призывов к выходу на улицу с протестом в день голосования, поскольку это будет нарушением закона, за которое кандидата Светлану Тихановскую наверняка снимут с президентской гонки.

При оценке возможности возникновения белорусского Майдана следует помнить о том, что в Украине во время цветных революций была не диктатура, а несовершенная демократия с высоким уровнем коррупции. Там были влиятельная оппозиция в парламенте и независимые радио и телевидение. В Беларуси в парламенте нет ни одного оппозиционера, нет независимых медиаканалов ТВ. В Киеве для выхода с протестом на площадь надо почувствовать гражданскую ответственность, а в Минске ещё дополнительно нужно перебороть в себе обоснованный страх.

Вместе с тем, во время кампаний 2006 и 2010 годов на белорусский Майдан - «Плошчу», выходили каждый раз более 30 тысяч протестующих, несмотря на предупреждение силовиков о том, что это будет рассматриваться как терроризм, за который в Белоруссии закон предусматривает наказание вплоть до смертной казни.

Запад на этих выборах не будет откровенно поддерживать никого из кандидатов и занимает нейтральную позицию. Он заинтересован в сохранении независимости страны и не желает дестабилизации в регионе в результате неуправляемых и непредсказуемых уличных протестов.

В то же время, для Кремля Беларусь сегодня исключительно важна в реализации его имперской идеи «русского мира». На фоне окончательной потери Россией Украины, Беларусь с ее не реформированной экономикой и лишь частично возрожденным чувством национальной идентичности критично уязвима к планам российского реванша.

Практически на всех прежних аналогичных выборах Москва использовала в достижении своих стратегических целей одного или нескольких оппозиционных кандидатов, оказывая им информационную, организационную и финансовую поддержку. Но никогда прежде она не ставила целью замену Лукашенко. Несмотря на сложные отношения с ним, он устраивал Кремль, прежде всего, отсутствием евроатлантических устремлений, проведением политики русификации и риторикой о вечном братстве.

В предыдущих президентских кампаниях в Беларуси Кремль решал три основные задачи – разрушить коалицию проевропейских демократических сил, ограничить или остановить диалог Беларуси с Западом, ослабить Лукашенко для ускорения интеграции Минска с Москвой.

Самого большого успеха во влиянии на белорусские президентские выборы администрация Путина достигла в кампании 2010 года. Тогда, после примитивной провокации с российским следом, организованной в день выборов местными силовиками во время уличных манифестаций, проиграли все, кроме Москвы. В результате была разгромлена оппозиция, нанесен удар по структурам гражданского общества и независимым СМИ, произошла фрустрация демократического электората. За жесткие нарушения прав человека во время выборов Запад вынужден был возобновить санкции против Беларуси и заморозить успешный диалог с режимом, начатый в 2009 году Хавьером Соланой с условием освобождения политзаключенных. В результате Лукашенко остался один на один с прессингующей его Москвой.

В конце прошлого года Кремль готов был поддержать Александра Лукашенко и на нынешних выборах при условии подписания им дорожных карт углубленной интеграции с Россией, которые фундаментально ограничивали экономический суверенитет Беларуси. Для Владимира Путина вариант обнуления сроков его правления за счёт создания нового – объединенного – государства был наилучшим. Белорусский лидер отлично это знал, но не подписал подготовленные документы, потому что понимал последствия для себя такого шага и не хотел терять власть. Скорее всего, он готовился к атакам Москвы во время кампании, но, похоже, не ожидал случившегося в этом году столь резкого падения своего рейтинга.

Если в 2014 году Россия начала войну с Украиной, чтобы помешать самостоятельному решению вопроса её геополитического будущего, то президентские выборы-2020 в Беларуси Москва намерена использовать либо для укрощения «строптивого», либо – если подвернется случай – для замены его на «лучшего». В Украине речь шла о ценностном выборе, в Беларуси состоится чисто протестное голосование без дискуссий о стратегии развития.

Во время возможного Майдана в Минске, особенно если он будет многолюдным, Москва может повторить провокации по сценарию 2010 года с тем, чтобы спровоцировать режим на силовой вариант разгона протестов, который похоронил бы начавшийся в последние годы диалог с Брюсселем и Вашингтоном. Обвинить Лукашенко, что всё это его рук дело, было бы несложно, поскольку он сам многократно в этом году заявлял о готовности применять оружие против демонстрантов. Не исключён и вариант обращения протестного электората к Путину за помощью в наведении конституционного порядка в Беларуси.

Если власть возьмёт под контроль предполагаемые уличные протесты, то у Кремля, скорее всего, не возникнет желания насильственной замены белорусского лидера, тем более ослабленного изоляцией от цивилизованного мира.

Продление полномочий Лукашенко ценой явных фальсификаций и репрессий приведет к очередному непризнанию результатов выборов международным сообществом и, возможно, санкциям. Не исключено, что в подобной ситуации Кремлю впервые окажется выгодно занять консолидированную с Западом позицию в оценке кампании 2020 года для легализации своей «политики принуждения к любви» и для улучшения отношений с Вашингтоном и Брюсселем. Тогда борьба за Беларусь после выборов разгорится с новой силой.

Если же чаша весов склонится в пользу митингующих, то есть вероятность, что Москва не захочет противопоставлять себя гражданскому обществу «братской страны» и сделает ставку на новых людей – «кандидатов надежды», так же как она поступила во время бархатной революции в Ереване.

История президентских выборов 2001, 2006 и 2010 годов в Беларуси, а также матрица политтехнологий, риторика, символы и лозунги трёх главных альтернативных претендентов позволяют предположить, что они задействованы в кремлевском сценарии для реализации известного принципа управляемого протеста: «Не можешь остановить толпу — возглавь ее». Во всяком случае, Тихановская, Цепкало и Бабарико хорошо дополняют друг друга, поскольку работают с разными целевыми группами: первая – в основном с более радикальными слоями, исповедующими принцип – кто угодно, только не Лукашенко, второй – с предприимчивыми людьми, малым и средним бизнесом, третий – с номенклатурой и крупным бизнесом.

Эти лидеры после выборов могли бы создать партнерские движения. Такой ход позволил бы Москве получить в Беларуси влиятельные либеральные пророссийские политические структуры, чего ей не удавалось никогда прежде.

Ближайшее время покажет, какой из сценариев окажется реальным. Вместе с тем, совершенно очевидно, что независимость и демократия могут быть обеспечены лишь гражданским обществом Беларуси и, прежде всего, ее молодым поколением.

Print version
EMAIL
previous МЫ ПОТЕРЯЛИ БОГДАНУ КОСТЮК |
Петр Вагнер
A CALL FROM PRE-ELECTION MOLDOVA: IN BETWEEN PANDEMIC, GEOPOLITICS AND POLARISATION |
Pavel Havlicek
next
ARCHIVE
2020  1 2 3 4
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
RSS
  © 2008-2020
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.