ISSUE 3-2020
INTERVIEW
Роман Темников
STUDIES
Павел Ворошкевич Камиль Клысинский Ондржей Соукуп
OUR ANALYSES
Евгений Магда
REVIEW
Любовь Шишелина
APROPOS
Либор Дворжак


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
STUDIES
КТО ВСЕ ЭТИ ЛЮДИ? НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ПРОТИВНИКОВ АЛЕКСАНДРА ЛУКАШЕНКО
By Ондржей Соукуп | политолог, Чешская республика | Issue 3, 2020

Протесты против сфальсифицированных президентских выборов в Белоруси продолжаются на момент написания этого текста уже больше 100 дней. С наступлением холодов численность протестующих падает, но всё равно мы наблюдаем каждое воскресенье десятки тысяч людей на улицах, прежде всего - Минска. Это при том, что если бы прошлой осенью кто-нибудь сказал, что в 2020-м году белорусского президента ждет мощнейший политический кризис, который грозит завершить его 26-летнее правление, подавляющее большинство специалистов бы просто покрутило пальцем у виска.

Да и кто прошлой осенью знал имя видеоблогера Сергея Тихановского или догадывался о политических амбициях банкира Виктора Бабарико? Не менее удивительно, что мы не видим активного участия “старых оппозиционеров” в протестах. Отчасти это вызвано репрессиями, например Павел Северинец находится за решеткой, другим политикам было недвусмысленно сказано, что если не хотят повторить его судьбу, то пусть не высовываются. Но есть и другая причина.

Основу протестов составляют другие люди, чем, скажем, во время протестов против абсолютно так же сфальсифицированных президентских выборов в 2010-м году. Нынешний протест не имеет идеологическую основу, в нем нет соперничества геополитических предпочтений по линии Россия - Евросоюз. В 2020-м году это были, наверное, первые выборы, в которых не принимал участие явно выраженный проевропейский кандидат. Так откуда взялись все эти люди, которые, несмотря на риск увольнения, задержания, угрозы физическому здоровью и даже жизни продолжают выходить на протесты?

Ответ не так прост, как может казаться. Дело в том, что у нас нет точной социологии. Эта наука в Белоруси находится под строгим контролем государства, по закону даже запрещено публиковать предвыборные опросы. Есть социологические центры, которые работают из Литвы или других государств, есть социологи, которые пытаются работать на самих протестах, но их результаты могут быть не точны. Государственная социология почти наверняка знает более точные цифры, но с общественностью она ими не делится. Директор Института социологии Национальной академии наук Геннадий Коршунов в июне признал, что рейтинг Александра Лукашенко в Минске составляет только 24 процента. И Центральной избирательной комиссии доверяет только 11 процентов белорусов. После этих откровений он лишился своего поста, что наводит на мысль, что больше информации от государственных структур мы не получим. Поэтому этот текст не претендует на истину в последней инстанции. Он базируется на нескольких десятках интервью и переписке с разными людьми. Часть из них говорила открыто, часть просила не называть их имен, но их состав никак не может претендовать на репрезентативную выборку.

“Король-то голый”

Предпосылки для формирования базиса для нынешних протестов, естественно, существовали. Во-первых, выросло новое поколение “непуганных”, которым во время разгрома протестов 2010-2011 годов было в районе 15 лет. Сформировалась основа среднего класса, прежде всего в Минске. Доля занятых в госсекторе постепенно падала, и сейчас она уже меньше половины. Это важно, потому что в Белоруси фактически не состоялась приватизация, и госпредприятия играли не только экономическую роль, но и служили инструментом общественного контроля. На каждом предприятии, начиная с определенной численности работников, должен быть заместитель директора по идеологии и официальные профсоюзы. Но важно также то, что в Беларуси нет постоянных контрактов, все они заключаются сроком на один год. Что является мощным инструментом для укрощения строптивых и неугодных.

Появление значительной группы населения, которая не зависит напрямую от государства, поменяло правила игры. Изначально у этих людей не было политической повестки, но индикатором может служить бум волонтерского движения в последние несколько лет. Это касалось целого ряда тем, от защиты прав животных до социальных проектов или модного урбанизма. “Это связано с эмансипацией той части белорусского общества, которая стала менее экономически зависимой от государства и одновременно освоила цифровые технологии. И в этот момент они поняли, что государство не справляется с многими важными проблемами. Ситуация с коронавирусом была в этом смысле показательная” ,- сказала порталу Tut.by социолог Оксана Шелест.

Пандемия коронавируса действительно сыграла важную роль в падении рейтинга Александра Лукашенко. Белорусский президент изначально утверждал, что это всё выдумки, что знает, кто и почему это придумал. Крылатой стала его фраза, что лучше пару часов поработать на тракторе на свежем воздухе, после работы выпить стакан водки, и всё будет нормально. “При этом мы готовились. Весной была череда семинаров для врачей, я слышал, что готовились санатории для лечения, приобретались защитные средства, но официально про это нельзя было рассказывать ,- говорит врач из минской области, который попросил не называть его имени.

Риторика Александра Лукашенко стоила ему поддержки значительной части женщин с детьми, которые по факту вынудили его разрешить дистанционное обучение. Возмутились также женщины постарше. “Как Лукашенко мог так неуважительно говорить о жертвах? Типа сам дурак, в пожилом возрасте куда-то ходил и заразился. А он сам что-то сделал? ”- говорит пенсионерка из гомельской области, которая, по её словам, в этом году впервые не голосовала на президентских выборах за Лукашенко.

Коронавирус поменял и способ потребления информации. “Недоверие к государственным СМИ массово началось как раз с пандемии. Люди начали искать информацию в интернете и переключились по большей части на новости на Tut.by, которые сейчас, по моим ощущениям, читает до 70 процентов белорусов” , -говорил известный минский журналист Павлюк Быковский. Государственная цензура также способствовала росту популярности телеграм-каналов или видео на Ютюбе. Тем более что российские каналы, которые смотрит большинство населения Белоруси тоже не особо информировали о том, что происходит в стране.

Но пандемия имела и другие последствия. Изначальный план Александра Лукащенко, когда он назначил президентские выборы на 9-е августа, был в расчете, что никаких протестов не случится, так как некому будет протестовать. Студенты на каникулах, более богатые в отпусках в Турции или Европе, и гастарбайтеры на стройках в Москве или под Варшавой. Но из-за ковида все остались дома. “И это в случае гастарбайтеров значит, что 500-600 тысяч здоровых мужиков остались дома и без заработка. И кстати, эти люди до этого с белорусским государством не контактировали. Обычно они были в стране 2-3 месяца в году. И тут они поняли, что такое государство и несколько офигели, - описывает эмоционально ситуацию писатель и публицист Северин Квятковский.

Его коллега, писатель Альгерд Бахаревич полушутя предлагает аналогию с тем, когда он сломал палец на ноге и вынужден был несколько недель оставаться дома. “Я сначала отоспался, потом стал читать книжки и смотреть сериалы, а через неделю я решил всё-таки отремонтировать капающую батарею, что я собирался сделать уже два месяца ,- смеется Бахаревич. По его словам, так же белорусы, оставленные наедине сами с собой решили что-то сделать и со своим государством.

Лукашенко также умудрился оттолкнуть от себя значительную часть женщин. После того, как был арестован Сергей Тихановский и Виктор Бабарико, ещё одного претендента, Виктора Цепкало, ЦИК не зарегистрировал, основным кандидатом от оппозиции стала жена видеоблогера Светлана Тихаковская. Вместе с Вероникой Цепкало и представительницей штаба Бабарико Марией Колесниковой они создали мощный триумвират, который объездил почти всю Беларусь. Лукашенко в это время говорил, что женщина не сможет стать президентом, потому что она не сможет вынести тяготы власти.

Учитывая то, что после чудовищной трагедии Второй мировой войны, когда в Беларуси погибло более трети мужского населения, и восстановление республики зависело во многом на женщинах, это прозвучало несколько странно. И для поколения 20-30 летних - как высказывание из позапрошлого века. Тем более что и Бабарико, и Тихановская делали акцент на том, что Лукашенко, конечно, не исчадие ада, но просто засиделся в президентском кресле и абсолютно не отвечает требованиям 21-го века.

Результатом всех вышеперечисленных факторов стала беспрецедентная политическая мобилизация значительной части белорусского общества. В инициативные группы кандидатов оппозиции записалось существенно больше людей, чем в предыдущие президентские кампании. В Минске очередь на подписи за кандидатуру Тихановской растянулась больше, чем на километр. Все стали с осторожной надеждой ждать дня выборов.

“Я власть не отдам, даже не надейтесь”

Но надеждам не было суждено сбыться. Напряжение росло по мере приближения даты выборов, в последнюю неделю уже фактически было невозможно проводить встречи с избирателями. Дальше система начала давать сбои, некоторые участковые комиссии вывесили протоколы с настоящими результатами, по которым Александр Лукашенко не набирал и 30 процентов. Но ЦИК был неумолим и объявил Лукашенко победителем с 80,10 процентами голосов. Однако сам режим был явно не готов к масштабам протестов.

На улицы многих белорусских городов вышли сотни тысяч протестующих. Люди были искренне возмущены масштабом фальсификаций, несмотря на то, что таким способом в Белоруси проходили выборы по крайней мере последних 15 лет. “Я не питал иллюзий, что не мухлюют с цифрами. Но раньше я считал, что Лукашенко всё равно выиграл, даже в 2010-м году. Но в этом году я знал только одного человека, который намеревался голосовать за него. Это была моя тёща, и даже её муж голосовал за Тихановскую, - говорит инженер, работающий в минской частной компании.

Здесь существуют и некоторые социологические данные. Автором исследования стал основатель Центра новых идей, политолог Рыгор Астапеня. Исследование основано на опросе, проведенном с использованием метода компьютерного веб-интервью (CAWI) и разосланном различным группам, которые соответствуют общей структуре городского населения Беларуси по полу, возрасту и размеру города проживания респондентов. В опросе приняли участие 899 белорусских граждан, статистическая погрешность, по мнению авторов, не превышает 3,27 процента.

Более 70 процентов респондентов проведенного опроса заявили, что считают выборы фиктивными. Только 20,6 процента опрошенных белорусов заявили, что голосовали за Александра Лукашенко, 52,2 процента отдали свой голос его оппоненту Светлане Тихановской, а 13,7 процента отказались сообщить, как они проголосовали. Понятно, что в авторитарных режимах люди могут бояться отвечать правдиво, но тенденция, тем не менее, понятна.

Режим отреагировал на недовольство привычным для себя способом. Крайне жестким разгоном. В период с 9-го по 12-е августа было задержано и избито несколько тысяч человек, камеры были переполнены, часто не давали еду, медикаменты. Но протесты не утихали, и власти пошли на попятную: задержанных начали выпускать. Сведения об обращении с задержанными потрясли белорусское общество.

Раньше так били и пытали оппозиционеров, но те понимали за что. А тут это случилось с людьми, которые совершенно не были готовы к тому, что так с ними может поступать собственное государство. Это стало этической проблемой”, - говорит Павлюк Быковский. По состоянию на конец ноября через задержания, суды, увольнения прошло порядка 30 тысяч белорусов.

Теперь умножьте это число на родственников и друзей. Создается новая субкультура, те которые уже отсидели, получают статус ветеранов. Количество людей, поддерживающих протесты в Минске огромно. Это эмоционально очень сильно, когда ты понимаешь, сколько вас”,- говорит Северин Квятковский.

Режим также обезглавил протестное движение. Через месяц из президиума Координационного совета оппозиции в Беларуси на свободе не остался никто. Они были или арестованы, или вынуждены уехать за границу. Ответом протестующих стала полная децентрализация. Популярность пришла к телеграм-каналам, наиболее известным стал канал NEXTA, который работает из Варшавы. Но в последние недели протест ещё более децентрализовался, и теперь воскресные марши организуют люди сами, каждый в своем квартале.

Это позволяет избегать жёстких разгонов, так как силовики не могут быть по всему городу. Судя по всему, несмотря на наступление холодов протестующие не намерены сдаваться. Судя по опросу, который провел с 22 сентября по 22 октября руководитель Белорусской аналитической мастерской Андрей Вардомацкий, они настроены на длительную борьбу. «Если раньше люди воспринимали сутки как что-то страшное, то теперь к ним относятся спокойно. Готовность к аресту, штрафу, потере работы или риску получить дубинкой вошла в сознание протестующих как приемлемая и переносимая данность. То, к чему люди не готовы, - это уголовные дела либо угроза остаться инвалидом. Для женщин отдельной границей является риск изнасилования», - рассказал Вардомацкий о главных результатах опроса.

По словам социолога, прежний страх белорусов трансформировался в гнев. Это привело к тому, что около 80 процентов участников акций готовы протестовать многие месяцы, даже год. При этом люди прямо говорят, что их не остановит даже наступление зимнего холода. Более того, он лишь активизирует их, поскольку в теплой одежде не так больно от ударов дубинок силовиков.

Это тлеющая гражданская война. Никто не думает, что режим рухнет в течение пары недель. Но я думаю, что мы в финале всё равно победим, потому что нас действительно большинство”, -не теряет оптимизма Северин Квятковский.

В пользу кого играет время?

На самом деле исход противостояния режима Александра Лукашенко со значимой частью белорусского общества будут в значительной мере решать другие факторы, чем решительность протестующих. Важна будет роль России, для которой любая смена власти под давлением улицы является неприемлемой. С другой стороны, Москва от Лукашенко отнюдь не в восторге и предпочла бы иметь дело с кем-то более надежным и сговорчивым.

Важную роль будет играть экономическая ситуация. Белорусская экономика не может похвастаться ростом уже более шести лет, и у государства потихоньку заканчиваются деньги. В контексте протестов это важно, так как раньше режим гасил недовольство повышением зарплат (особенно силовикам) и пенсий. Другое дело, что через год ЦБ отпускал курс белорусского рубля, и повышение съедала инфляция. Но на тот момент протесты уже были подавлены. Теперь такой маневр из-за пустой казны невозможен. Вопрос также в том, насколько сохранится монолитность режима. Существует ли внутриэлитная борьба, которая могла бы привести к уходу Александра Лукашенко с поста президента.

Все эти факторы, безусловно, важны, и каждый сам по себе заслуживает отдельной статьи. Режим Александра Лукащенко изначально держался на трех столпах: 1) полном контроле над государственным аппаратом, прежде всего- силовым, со всеми вытекающими последствиями для его оппонентов; 2) гибридной государственно-частной экономике, которая, благодаря дешевому сырью из РФ, удерживала социальную стабильность, невысокие, но постоянные зарплаты, высокую меру социального равенства; 3) поддержке большей части белорусского населения.

Но очевидно, что Александр Лукашенко потерял эту поддержку, и фактически ему остался только первый столп. На нем можно держаться определенное время, но, как нас учит  история, навсегда эта ситуация продолжаться не может.

Print version
EMAIL
previous ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ ПОРАЖЕНИЙ. О СЛАБОСТИ БЕЛОРУССКОЙ ОППОЗИЦИИ. |
Камиль Клысинский
НАГОРНЫЙ КАРАБАХ: ДВА ВЗГЛЯДА НА ОДНУ ПРОБЛЕМУ. |
next
ARCHIVE
2020  1 2 3 4
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
RSS
  © 2008-2021
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.