ISSUE 1-2003
INTERVIEW
Александр Куранов Tomas Urbanec
STUDIES
Илья Гайдук Владимир Воронов Игорь Некрасов
RUSSIA AND CHINA
Евгений Сергеев Николай Хорунжий
OUR ANALYSES
Ярослав Шимов Димитрий Белошевский
REVIEW
Элла Лаврик  & Иван Задорожнюк
APROPOS


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
RUSSIA AND CHINA
РОССИЯ ВООРУЖАЕТ КИТАЙ
By Николай Хорунжий | начальник службы, научно-производственное предприятие ИНФОКОМ, Российская Федерация | Issue 1, 2003

Главное - политические отношения
          «Пэйба», - сказал министр обороны Сергей Иванов после пресс-конференции в Пекине по итогам своего визита в КНР в июне 2002 г. В переводе это означает «отлично». И хотя визит проходил в атмосфере секретности, о которой сам С. Иванов сказал, что по взаимной договоренности все консультации по военно-техническому сотрудничеству носят закрытый характер и являются даже не военной, а коммерческой тайной1, ясно, что Китай остается, наряду с Индией, главным стратегическим партнером России на азиатском континенте.
          Долговременной правовой основой двустороннего стратегического партнерства стал подписанный 16 июля 2001 г. в Москве Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР, заключенный на 20 лет.
          Комментируя Договор 2001 г. обе стороны подчеркивали, что он не направлен против третьих стран. В первую очередь подразумевались США, с волнением следившие за прогрессом российско-китайского сотрудничества в последние годы. Договор строится на основе отказа от союзничества и конфронтации. Таким образом, исключены как взаимная конфронтация между РФ и Китаем, так и их военно-политический союз. Дружба против США и Запада в целом ушла в прошлое. Теперь Запад нужен как той, так и другой стороне.
          США является торговым партнером №1 для Китая, внешнеторговый обмен двух стран превышает объем торговли между Россией и Китаем в 10 (!) раз. Для развития ВТС эти положения являются фундаментальными. Они снимают опасения некоторых российских политиков, что продаваемое Китаю российское вооружение может в случае ухудшения отношений быть обращено против России, а также опасения западных политиков, что Россия вооружает страну, которая в будущем может представлять военную угрозу, как на региональном уровне, так и в мировом масштабе.
          Президент Путин, посетивший КНР в конце 2002 г., заявил 2 декабря в Пекине, что партнерские отношения стратегического взаимодействия с КНР способствуют безопасности и стабильности во всем мире. Россия и Китай неизменно выступают за формирование многополярности мира и за укрепление роли ООН. Со своей стороны Председатель КНР Цзян Цземин среди прочих направлений сотрудничества предложил «Углублять двустороннее взаимодействие в области военной техники и активизировать обмен между вооруженными силами двух стран».

Международный контроль над вооружениями КНР
          Китай присоединился к ряду международных конвенций и договоров о контроле над вооружениями и разоружении. Это "Протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых и других газов и бактериологических средств", "Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие", "Договор об Антарктике", "Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела", "Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсичного оружия и об их уничтожении", "Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в их недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения", Договор о нераспространении ядерного оружия". Китай также подписал "Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления запасов и применения всех видов химического оружия и об их уничтожении".
          В июле 1999 г. Китай и Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) достигли единства по вопросу текста проекта "Договора о безъядерной зоны Юго-Восточной Азии (ЮВА)", Китай первым из пяти ядерных держав заявил о готовности поставить свою подпись под этим договором после того, как в него будут внесены поправки
          Неизменной остается позиция Китая по поддержанию и усилению международного механизма нераспространения ядерного оружия, а также в деле соблюдения обязательств, зафиксированных в указанном договоре. В декабре 1998 г. Китай и Международное агенство по атомной энергии (МАГАТЭ) подписали дополнительное соглашение, предусматривающее повышение эффективности механизма гарантий и контроля. Китай обязался ставить МАГАТЭ в известность касательно ситуации в ядерном сотрудничестве со странами, не имеющими ядерного оружия. Китай был в числе государств, первыми подписавших "Договор о всестороннем запрещении ядерных испытаний".
          Китай взял на себя обязательство не применять первым ядерное оружие. Не угрожать его применением и не использовать его против неядерных стран, не участвовать в гонкн ядерных вооружений и не размещать ядерное оружие за пределами своей территории. Он также не собирается помогать другим странам в создании ракет, которые могут стать носителями ядерного оружия. 2 Участие Китая в системе международных договоров по разоружению и контролю над вооружениями в определенной степени повышает предсказуемость его военной политики.

Угрозы Китаю. Западные сомнения
          Договорившись о совместных исследованиях по программе создания региональной системы ПРО ТВД и выразив намерение разместить эту систему в ЮВА, США и Япония, по мнению КНР, задались целью поднять на качественно новую ступень свой наступательно-оборонительный потенциал. Этот потенциал, считают в Пекине, будет намного превосходить потребности обороны Японии, что грозит вызвать гонку вооружений в данном регионе. КНР также протестует против включения Тайваня как части китайской территории в сферу ПРО ТВД.
          В свою очередь регулярные обострения отношений с Тайванем вызывают значительные опасения западных специалистов в предсказуемости действий КНР и Нарадно-освободительной армии Китая (НОАК). Так, в начале августа 2002 г. China Daily в своем сянганском издании со ссылкой на "военные источники" сообщила, что в середине августа КНР проведет крупные военные учения в зоне Тайваньского пролива, в ходе которых китайская военная триада – военно-воздушные силы (ВВС), военно-морские силы (ВМС) и сухопутные силы – будет отрабатывать захват территории Тайваня. Причиной стал призыв тайваньского президента Чень Шуйбяня провести референдум о независимости острова, за что он был подвергнут критике со стороны оппозиционной Национальной партии, за которой стоят тайваньские бизнесмены, вложившие миллиарды долларов в экономику континентального Китая. Такая смелость президента была вызвана предстоявшей сменой политических элит КНР в ноябре 2002 на 16 съезде КПК и в марте 2003 на сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), а также раздражением из-за того, что руководство КНР в очередной раз отказалось от переговоров без предварительных условий о будущем острова.
          Еще одним фактором нестабильности Китай считает отношения с Индией. За несколько недель до ядерных испытаний, проведенных Индией в мае 1998 года, индийский министр обороны Джордж Фернандес сказал, что "Китай представляет потенциальную угрозу номер один" для Индии. 3 Эта фраза является отголоском того, что в Индии называют «индийским Перл Харбор» - поражения Индии в непродолжительной войне с Китаем, вспыхнувшей в 1962 г. из-за пограничного спора. По сей день стороны еще не разрешили проблемы границ, хотя визит Цзян Цземина в Дели в 1996 г., когда он дал понять, что КНР в конфликте Индии и Пакистана не будет более поддерживать Пакистан, снял значительную часть напряжения между Индией и Китаем.
          Конфликт вокруг архипелага Спратли и Парасельских островов обозначил новый вектор стратегических интересов КНР. Объединение усилий четырех государств-членов АСЕАН (Вьетнама, Филиппин, Малайзии, Брунея) в рамках региональной организации позволило добиться некоторого сближения позиций с КНР и взаимопонимания в подходах к проблеме. Однако нынешние интересы Пекина не ограничиваются притязаниями на острова в Южно-Китайском море. Китайский военные поговаривали даже о необходимости демонстрации присутствия в Малаккском проливе между Малайзией и островом Суматра, что дало бы Китаю контроль над морскими путями в Восточной Азии. Именно поэтому в Юго - Восточной Азии вызывает озабоченность растущее китайское военно-морское могущество. Эти факторы внешней политики играют значительную роль в структуре ВТС Китая и России.
          Значительную роль в развитии НОАК играют внутриполитические факторы. Западные аналитики не исключают, что Китай будет действовать на международной арене более агрессивно, поскольку, с его точки зрения, он не нашел еще свое место в сообществе государств после столетия "позора и унижения".4 Так, под лозунгом "Не забывать национального позора и крепить нашу оборону во имя возрождения Китая" в 2001 г. состоялся первый Всенародный день оборонного воспитания в пекинском парке Юаньминъюань. В опубликованной не так давно книге «Новая схватка за мягкие границы», принадлежащей перу подполковника Цуй Юйчэня, специализирующего в области военных исследований, говорится, что за столетие - начиная с Опиумной войны 1840г., - Китай утратил три млн. кв. км своей территории и должен восстановить суверенитет над ними.
          По мнению германских исследователей, постоянное увеличение оборонного бюджета КНР на двузначную величину, как это постоянно было в последние 11 лет, подтверждает тенденцию, согласно которой модернизация китайской Народно-освободительной армии не занимает более однозначно подчиненное положение по отношению к экономическому развитию Китая, как это имело место в прошлом, когда у кормила власти стоял Дэн Сяопин.

НОАК
          При развитии ВТС с Китаем Россия учитывает планы и программы модернизации Нарадно-освободительной армии Китая (НОАК).
          Отправной точкой китайской военной реформы и первых стремлений провести модернизацию можно считать неудачную для Китая трёхнедельную приграничную войну между Китайской Народной Республикой и Вьетнамом в феврале-марте 1979 года. При Цзян Цземине модернизация китайских вооружённых сил (ВС) была не только продолжена, но и радикально ускорилась. Долговременная программа строительства НОАК включает создание на первом этапе таких ВС, которые способны защитить интересы КНР в локальных войнах. В сентябре 1997 года было принято решение сократить к 2000 году численность вооружённых сил на 500.000 человек и довести ее до 2,6 миллиона, чтобы таким образом высвободить дополнительные финансовые ресурсы для модернизации вооружений. После завершения в 2001 году второго этапа нынешней реформы сухопутных сил, страна достигла среднего уровня развития в военной области в соответствии с планами их развития, в то время, как по окончании третьего этапа в 2049 году Народно-освободительная армия Китая должна играть ведущую роль в мире, что означает возможность победы в войне любого масштаба. Чтобы форсировать профессионализацию, в начале 1999 года была сокращена до двух лет служба во всех видах вооружённых сил. Одновременно ускоряется также дальнейшая реструктуризация вооружённых сил. Так, в начале 1999 года были реорганизованы шесть из в общей сложности 21 армейской группировки, которые перешли с дивизионной на новую уменьшенную и более гибкую бригадную структуру, чтобы повысить оперативную боеспособность.
          При этом, однако, многие военные аналитики по-прежнему сравнивают НОАК с неуклюжим динозавром, поскольку происходящие сегодня в мире радикальные изменения в военном деле, основанные на применении информационных технологий, эту армию фактически еще не затронули. Китайские военные внимательно изучают эти процесс, однако «имеется очень мало свидетельств тому, что Китай развивает какие-либо из видов оружия, которые можно назвать «революционными».
          Возможности Китая демонстрировать свою мощь за морем остаются ограниченными из-за отсутствия соответствующих военных кораблей, слабой системы ПВО и защиты от подводных лодок, дозаправки самолетов в воздухе, отсутствия космической системы позиционирования и разведки и др.
          КНР не входит ни в какие военно-политические союзы и обеспечивает оборону собственными силами. В этой связи Китай заинтересован в развитии военной составляющей договора Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). 5
          Большинство западных экспертов считают, что реальные китайские оборонные расходы в три-пять раз превышают те, которые называются в официальной информации о военном бюджете (14,6 млрд долл. в 2000 г.) - ведь в нем не учитываются ни расходы на закупку вооружений, ни финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ - этот бюджет с учётом паритетов покупательной способности мог уже в 1994 году превысить оборонные расходы Индии или даже Японии.
          После принятого 22 июля 1998 года политического решения почти полностью свернуть всю хозяйственную деятельность армии, поскольку она привела к широкому распространению коррупции, контрабанды, неэффективному управлению и резкому снижению боеготовности вооруженных сил, Цзянь Цземинь постоянно сталкивался с требованиями дополнительного увеличения оборонного бюджета. По мнению военной элиты, предпринятое в последние годы повышение оборонных расходов явно не дотягивало до тех финансовых потерь, с которыми должна была уживаться армия после прекращения экономической деятельности. Косвенно это положение подтверждается некоторыми исследователями, которые считали доходы от хозяйственной деятельности НОАК равными ее бюджету.
          После событий на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 году Запад ввел всеобъемлющее эмбарго на поставки вооружений в Китай, так что у Пекина не оставалось иного выбора, кроме как активизировать свои традиционные отношения в области вооружений с Израилем и, прежде всего, с Россией. Ввиду того, что китайская военная элита по-прежнему чрезвычайно недовольна продукцией отечественной оборонной промышленности, с начала девяностых годов стали закупаться современные российские системы оружия для военно-воздушных сил и военно-морского флота.

Военно-техническое сотрудничество (ВТС) в двусторонних отношениях
          ВТС рассматривается Россией и Китаем как один из важных элементов можгосударственных отношений, причем оно не направлено против третьих стран. Сотрудничество между КНР и РФ в сфере ВТС возобновилось в начале 90-х г.г. после длительного, почти тридцатилетнего перерыва. В 1992 г. была создана российско-китайская межправительственная комиссия для координации деятельности участников ВТС на плановой основе.
          Для России поставки вооружений и военной техники (ВВТ) Китаю имеют большое значение прежде всего потому, что это один из немногих секторов, где она на равных конкурирует с ведущими зарубежными производителями. Военные технологии часто имеют двойное назначение, поэтому расширение ВТС с Китаем, передача технологий и лицензий на производство дают России возможность выйти на мировой рынок с высокотехнологичной гражданской продукцией, а главное – сохранить производство и творческий потенциал оборонно-промышленного комплекса (ОПК).
          В нынешних экономических условиях поставки российской военной техники и вооружений в Китай – «единственная возможность сохранить наш оборонно-промышленный комплекс» -заявлял министр обороны России С.Иванов накануне визита президента Путина в Пекин. «В том числе сохранить и те предприятия, которые расположены в Дальневосточном федеральном округе, в частности, в Хабаровском крае. Без этого крупные предприятия - авиационные, судостроительные, наверное, уже развалились бы.» 6 Так, Комсомольск-на-Амуре практически целиком работает только на армию юго-восточного соседа. Местный авиазавод (КНААПО) - единственное процветающее в крае предприятие - пашет в три смены, чтобы успеть выполнить заказ, уже принесший заводчанам $700 млн. В сборочном цехе КНААПО несколько десятков почти готовых истребителей Су-30МКК, Су-27УБК производят в на заводах Иркутского авиационного производственного объединения (ИАПО), где делают также СУ-30 МКИ для Индии.
          Последние несколько лет в КНР поставляется российского вооружения больше чем на $1 млрд ежегодно. Объемы поставок в Китай самолетов Су-27 и Су-30 оцениваются в 5,8 млрд долларов, эсминцев проекта 956Э - в 2,4 млрд, систем ПВО - не менее чем в 1,5. 3 мая 2002 года "Рособоронэкспорт" заключил контракт на поставку ВМС Китая 8 дизельных подводных лодок «Кило», оснащенных ракетным комплексом «Клаб». Это еще около 1,5 млрд долларов.
          В перспективе Китай заинтересован в совместных разработках систем вооружения и военной техники, а также приобретении лицензий на ее самостоятельное производство. Например, рассчитывает получить лицензию на производство вертолета Ми-28 или хотя бы его компонентов, радиоэлектронных станций, отдельных элементов управляемого авиационного вооружения, а также авиационных двигателей.
          В соответствии с подписанным в 1999 г. Генеральным соглашением, военные вузы России планируют расширить подготовку командных и военно-технических кадров для НОАК. По словам С. Иванова, в российских вузах сейчас учатся около 200 китайских офицеров.

Реформа российского ОПК и системы ВТС
          В значительной мере динамика ВТС России с КНР зависит от того, чем закончатся реформы оборонно-промышленного комплекса и связанной с ней системы военно-технического сотрудничества. Недавно около 500 предприятий ОПК получили право на внешнеэкономическую деятельность, вырвавшись из «дружеских объятий» государственного посредника-монополиста «Рособоронэкспорт». До недавнего времени такими правами обладали только пять крупнейших корпораций ВПК, при этом самая крупная, ОКБ «Сухой», входила в «Рособоронэкспорт» и давала около 60 процентов доходов. В том, что касается «раскрепощаемых» предприятий, очень важно не допустить, чтобы среди них не началась необоснованная конкуренция, как это уже не раз бывало. Правительство собирается решить эту проблему путем включения предприятий, получивших доступ на внешний рынок, в более крупные корпоративные структуры. Насколько известно, итогом реформирования отечественной оборонной промышленности должно стать создание на базе 1700 предприятий ОПК всего нескольких десятков холдингов. До 2006 будет сохранено только 251 предприятие. Столь значительное сокращение объясняется тем, что их загрузка в выполнении оборонного заказа составляет 5-7 процентов. Планируется, что на втором этапе, когда эти концерны охватят всю "оборонку", они получат право самостоятельно выходить на внешний рынок со своей продукцией, минуя услуги "Рособоронэкспорта".
          Столь радикальные меры объясняются стремлением правительства создать более гибкий механизм военно-технического сотрудничества. Как отмечают эксперты, достигнутый в минувшем году прорыв на ниве торговли оружием может стать одним из последних рекордов отечественной военной промышленности. Без новых разработок, в том числе авиационных (на которые сейчас приходится больше половины российского экспорта вооружений), Россия начнет очень быстро терять мировой рынок. Главная задача - отработать эффективный метод изъятия части экспортной выручки на разработку оружия нового поколения. Судя по последней инициативе Комитета по военно-техническому сотрудничеству (КВТС), правительство все больше склоняется к идее, что куда успешнее с этой сложной задачей справится не "Рособоронэкспорт", а создаваемые холдинги.
          Износ оборудования на большинстве заводов ОПК зашкаливает за восемьдесят процентов. Средний возраст оружейных конструкторов достигает пятидесяти лет, а средняя зарплата на многих оборонных предприятиях еле дотягивает до трех тысяч рублей. Молодых специалистов со студенческой скамьи никакими коврижками не заманишь на завод. Министр промышленности, науки и технологий Илья Клебанов считает, что ситуация с ВПК, угрожающая национальной безопасности, очень сложная.

ВТС в интересах ВВС КНР
          Первыми ласточками возобновления ВТС между КНР и РФ стали тяжелые бомбардировщики СУ-27. Китай из-за значительной территории и акватории территориальных вод с экономической зоной нуждался в истребителях большого радиуса действия. Первые 26 истребителей были переданы КНР в 1992 г. К этому времени военная наука КНР осознала необходимость оснащения ВВС и боенно-морсково флота (ВМФ) современной техникой, которую не могла производить промышленность страны. В дальнейшем ВТС между двумя странами продолжало развиваться в направлении поставок воздушных, надводных и подводных платформ, средств ПВО, целеуказания и других сложных систем вооружений.
          До передачи первых СУ ВВС НОАК имели на вооружении самолеты первого и второго поколений типа МИГ-17 и МИГ-21 и очень низкой боеготовностью персонала. В 1996 г. ВВС НОАК получили еще 22 истребителя СУ-27 и заключили контракт на производство в Шеньяне еще 200 таких машин. Значительную часть из них составили учебные СУ-27 УБК. Первые китайские СУ-27 были облетаны в 1998 г. 7 В 2002 г. Китаю были переданы последние машины из новой партии в 28 учебно-боевых СУ-27 УБК. Таким образом, КНР перешел к машинам поколения «4+». Предполагается, что КНР будет иметь 276 СУ-27 СК и СУ-27 УБК.
          В конце 2001 пресса сообщила о выполнении «контракта века» на поставку 38-40 СУ-30МКК8 В июле 2001 появилось сообщение о заказе Китаем еще одной такой же партии СУ-30 МКК в размере 38-40 единиц. 9 Исследователь московского представительства вашингтонского Центра оборонной информации Константин Макиенко в докладе «Военно-техническое сотрудничество России и КНР в 1992-2002 годах» 10 приходит к выводу, что от медленных и небольших закупок устаревших истребителей в 90-х годах Китай перешел к ускоренному наращиванию военно-воздушной мощи не только по количественным, но и по качественным параметрам. Одновременно летчики НОАК добились прогресса в области летной и тактической подготовки. Уже в мае 2002 они демонстрировали на СУ-30 МКК нанесение высокоточных ударов по наземным целям. 11
          К. Макиенко считает, что целью ВВС НОАК является достижение такого количества тяжелых истребителей, которые соотносятся с их количеством в армиях России и США (350-400). Затем на этих воздушных платформах можно производить установку нового оборудования (двигателей, радиолокационных систем (РЛС), вооружений), совершенствовать их оборудование. Так, для легкого истребителя китайского производства J-10 Россия поставляет двигатель АЛ-31 Ф и партию в 300 двигателей АЛ-31 ФН. КНР закупила лицензию на производство двигателя РД-93 (силовая установка МИГ-29) для своего истребителя-бомбардировщика. Упоминавшийся истребитель J-10 будет также оснащен российским радаром с щелевой антенной решеткой. Китайский истребитель JH-7A оснащен российской тепловизионно-лазерной навигационно-прицельной системой, обеспечивающей полет ночью на малой высоте и подсветку наземной цели с помощью корректируемых авиабомб. Китай получил лицезию на производство противокорабельной ракеты Х-31 А дальность 50 км и закупил ракеты Х-35 дальностью до 300 км для 20 заказанных ВМС НОАК истребителей СУ-30 МКК. Новых закупок тяжелых истребителей России ожидать не приходится. Упор будет делаться на средства обеспечения возможности боевых действий на больших расстояниях от баз (самолеты дальнего радиолокационного обнаружения - ДЛРО, дозаправщики, транспортные и десантные самолеты). Китай намеревается заключить с Россией соглашение на поставку достаточно большого количества самолетов ДЛРО А-50Э, которые станут системообразующими интеграторами НОАК. 12
          После завершения создания группировки тяжелых истребителей ВВС НОАК должны будут начать модернизацию оборудования значительного парка СУ-27/30 на основе закупки российского радара с фазированной антенной решеткой (ФАР) и приобретения лицензии на производство двигателя АЛ-31Ф/ФН для установки на своем легком истребителе J-10.

Вооружение и военная техника для китайских ВМФ
          В конце 1999 и в конце 2000 г.г. ВМФ НОАК получили новые вооружения и военную технику (ВиВТ): два российских эскадренных миноносца класса «Современный» проект 956Э, оснащенных зенитно-ракетными комплексами «Штиль-1». По другим сведениям, эти эсминцы также имеют по 8 сверхзвуковых ПКР «Москит» в двух счетверенных наклонных установках. Всего Китай заказал 48 ракет «Москит» - по 3 комплекта на корабль. 13 По существу эсминец проекта 956Э с 24 ракетами «Москит» является легким ракетным крейсером и способен на дальности 120 км. уничтожить корабельную ударную группу в составе крейсера и 3 эсминцев, вооруженных системами ПВО типа «Иджис», израсходовав на это 15-17 ракет «Москит». Для поражения крейсера достаточно трех «Москитов». Это – единственная в мире ракета, скорость полета которой на малых высотах превышает 2880 км/ч. Ракета летит змейкой над морем на высоте 3-6 м.
          Кроме того, ВМФ КНР получили в 1994-95 г.г. 2 подводные лодки класса «Kilo» проект 877 ЭКМ и 1 того же класса, но более современного проекта 636 в 1997 г. (более продвинутое гидроакустическое и электронное оборудование).
          В начале 2002 г. был заключен контракт на поставку еще двух эсминцев проекта 956 ЭМ с возможным оснащением противокорабельными ракетными комплексами (ПКРК) максимально разрешенной дальности (240-300 км) («Москит», «Club-N» или «Яхонт»). В системе наведения «Яхонтов» реализуется идея по созданию электронных систем искусственного интеллекта. Пока ни в одной стране не реализована такая технология боевого обеспечения ракетных ударов. В мае этого же года сообщалось о контракте на 8 дизель-электрических подводных лодок (ДЭПЛ) проекта 636 с ракетными комплексами «Club-S». В это же время стало известно о намерении ВМФ Китая приобрести 30 специализированных морских истребителей-бомбардировщиков СУ-30 МКК для нанесения противокорабельных ударов с использованием упоминавшейся противокорабельной ракеты Х-31А.
          Китайские моряки делают первые шаги по выходу в среднюю океанскую зону, о чем свидетельствует информация по закупке ВМС НОАК двух зенитно-ракетных систем С-300Ф «Риф» для создания противовоздушной обороны корабельных соединений. Таким образом, по мнению К. Макиенко, Китай начинает строительство элементов океанского флота, который сможет действовать за пределами Японского моря. Подобные системы могут размещаться на кораблях водоизмещением не менее 6 тыс. т. Скорее всего, они будут установлены на китайские крейсеры водоизмещением не менее 10 тыс.т., спуск на воду которых планируется на 2005 г. 14 Считается, что первый из них будет патрулировать в Южно-Китайском море и войдет в состав авианосной группы. Ранее полагали, что Китай начнет создавать авианосные силы не ранее 2015-20 г.г. Впрочем, поставки «Рифов» могут задержаться из-за реформирования российского оборонно-промышленного комплекса, проходящего стадию создания крупных концернов, включающих большое количество пока самостоятельных профильных предприятий. Часть которых не является больше государственными.
          Российские поставки позволили китайским ВМС приобрести мощные противокорабельные ракеты и добиться прогресса в усилении корабельной ПВО. Предполагается, что Китай продолжит закупки ПКР «Москит» и «Club-N». Последняя система меньше по размеру, размещается в более удобной стандартной вертикальной пусковой установке. «Club-S» заказан китайским ВМФ для подводных лодок проекта 636. Особую ценность для китайского флота могут представлять ракеты класса «море-берег».
          Можно предположить, что ВМС Китая доведут количество морских СУ-30 МКК до 50 дозаказав 20 самолетов.
          По мере поставок ракет дальнего действия у ВМС ЕОАК возникает потребность в средствах целеуказания. В этой связи Россия предлагает вертолеты радиолокационного дозора Ка-31 и систему «Морской змей», уже закупленную Индией, хотя эта система является уязвимой для авиации противника. Поэтому предполагается возможное сотрудничество с КНР в области космической систему морского наблюдения и наведения.
          При строительстве авианесущих кораблей КНР скорее всего сможет сама построить надводные платформы, что и происходит сейчас при наращивании китайского парка кораблей-амфибий для десанта. Однако, в том, что касается компактных систем вооружений, радиотехнических средств и силовых установок (ядерных и обычных), палубной авиации, здесь можно ожидать появление спроса на российские системы.

ВТС в интересах ПВО НОАК
          В течение 1992-99 г.г. Россия поставила в КНР восемь дивизионов зенитных ракетных систем средней дальности С-300 ПМУ. В конце 2001 был подписан еще один контракт о поставке до 2004-05 г.г. 4 дивизионов более современной версии системы – С-300ПМУ.
          Во второй половине 90-х КНР начала получать от России зенитно-ракетные комплексы «Тор-М1». Поставка 27 единиц закончилась в 2000 г.
          Слабым местом НОАК являются ПВО ВМФ. До поставок эсминцев «Современный» военно-морские силы Китая практически не обладали эффективной ПВО флота (имели только ЗРК «Crоtale Navale» ). Это значит, военно-морские силы могли оперировать только в радиусе прикрытия береговой авиацией, т.е. на удалении не более 400-500 км. Они оставались уязвимы не только для авиации, но и для ракет, запущенных с кораблей. В этой связи возможны дальнейшие закупки зенитно-ракетных систем повышенной дальности «Риф».
          При размерах территории Китая 12 дивизионом ЗРК С-300 ПМУ (8 поставленных и 4 заказанных) не смогут обеспечить прикрытия всех стратегически важных объектов от нападения ракет и авиации. Недостаточно и 27 дивизионов «Тор-М1», поэтому можно ожидать расширения закупок С-300 и «Тор-М1». В принципе, КНР должна быть заинтересована в покупке лицензии на производство систем ПВО средней и малой дальности так как ей необходимы не десятки, а сотни систем для прикрытия объектов управления и экономики.
          Учитывая массированное применение США и Великобританией крылатых ракет в последних вооруженных конфликтах (Ирак, Югославия) НОАК должна была бы противопоставить такой гипотетической возможности способность одновременного уничтожения десятков крылатых ракет (КР), однако перехват такого количества КР – очень сложное и дорогостоящее дело. Одним из вариантов обороны может быть перехват не самих КР, а их носителей – воздушных и надводных. Для этих целей могут подойти истребители МИГ-31, которые могут перехватывать бомбардировщики В-1, и воздушные (бомбардировщики ТУ-22М с ракетным комплексом Х-22), надводные (тяжелые крейсеры проекта 1144) и подводные (ПЛ 949А) платформы-носители КР «Гранит». Однако министерство обороны России вряд ли разрешит доступ КНР к таким высокотехнологичным системам, а государственная внешнеторговая организация «Рособоронэкспорт» заинтересована в продвижении в Китай истребителей концерна «Сухой», который, в отличие от КБ «МИГ», осуществляет внешнеторговую деятельность через «Рособоронэкспорт». В то же время, в случае получения Индией бомбардировщиков ТУ-22М вероятность их закупки КНР может возрасти.

Влияние военных поставок РФ в КНР на мировой и региональный баланс сил.
          Вряд ли в ближайшие десятилетия КНР сможет приблизиться к статусу глобального военно-политического конкурента США, каким был когда-то СССР. Китай не имеет системы континентальной обороны от массовых атак крылатых ракет, океанского флота и, главное, эффективной космической системы разведки, предупреждения и наведения. Главная причина дисбаланса кроется в технологическом отрыве США в средствах управления, разведки и связи, в способности наносить высокоточные удары большой мощности неядерными средствами при снижении их стоимости.
          На региональном уровне наиболее ущемленным военными поставками в КНР из России мог бы чувствовать себя Тайвань. Однако, наращивание потенциала ВВС КНР парируется Тайванем с помощью модернизации средств управления. Разведки и целеуказания с помощью закупки в США 4 самолетов ДРЛО. Кроме того, экономика Тайваня (ВВП меньше китайского всего в 2,5 раза) позволяет с легкостью парировать гипотетическое превосходство ВВС КНР закупкой в США небольших партий более современных истребителей. Поставки эсминцев «Современный» создают для Тайбэя более серьезные проблемы, но и здесь Тайвань сможет восстановить баланс после развертывания в 2005 г. восьми закупленных в США подводных лодок, для которых «Современный» весьма уязвим. 12 имеющихся и 8 заказанных подводных лодок КНР могут на некоторое время заблокировать остров с моря, морские СУ-30 МКК могут попытаться сделать это в воздушном пространстве, но встретят сильное противодействие ВВС и ПВО Тайваня. При этом НОАК не развивает свои десантные и амфибийные средства, что косвенно свидетельствует об отсутствии планов проведения высадки на острове. Вероятно, стратегия руководства КНР строится на создании потенциала достоверного устрашения, который является всего лишь одним из элементов политики воссоединения.
          В то же время Пекин обладает военно-техническим превосходством над странами акватории Южно-Китайского моря (Малайзия, Вьетнам, Индонезия), стремится обеспечить свободу судоходства в Малаккском проливе, через который получает более половины ввозимой нефти, и не оставил попыток установить территориальный контроль над спорными островами Спратли. Несмотря на то, что размеры ВВП трех упомянутых стран сопоставим с ВВП Тайваня (279 и 314 млрд. долл. соответственно), их военные расходы в 3 раза меньше, чем у Тайбея (5,3 и 17,6 млрд долл. соответственно). Вряд ли можно говорить возможности создания интегрированного командования ВВС и ВМФ этих стран, что могло бы повысить их потенциал сдерживания. Однако их оборона может резко усилиться в случае вмешательства в возможный конфликт США или Индии. При этом ВМФ Индии превосходит китайский флот по таким качественным параметрам как ПВО, дальность противокорабельных ракет, палубной авиации.
          Известно, что 60-70 процентов российского экспорта вооружений приходится примерно в равных долях по стоимости на Китай и Индию. По данным К. Макиенко, 15 к моменту окончания поставок в Индию (конец 2003 г.) она будет иметь почти втрое меньшее количество тяжелых российских истребителей, чем Китай, но гораздо более высокотехнологичных. Однако, в это же время НОАК начнет модернизацию своего огромного флота истребителей, устанавливая на него современные систему управления вооружением постепенно ликвидируя качественное отставание от Индии и сохраняя количественное превосходство. При этом Россия сохраняет возможность контролировать китайское производство истребителей, т.к. Китай не имеет лицензии на производство двигателя для своих 200 СУ-27, которые он должен произвести на своих заводах, а Индия имеет. В области закупок в интересах ВМФ Индия проводит такую же рискованную политику закупки более совершенных, но менее апробированных вооружений. Заказанные Индией фрегаты проекта 1135.6 содержат подсистемы других стран и ранее Россией не строились, а эсминцы класса «Современный», поставленные Китаю, эксплуатируются в СССР и России уже 20 лет. КНР получила 12 подводных лодок и 4 корабля (в т.ч. поставляемые), а Индия – 4 подлодки и 3 корабля (в т.ч. поставляемые).
          Индия разместила в России наиболее крупный заказ для сухопутных сил (310 танков Т-90С), Китай сам производит вооружения для сухопутных сил. Китай закупает в России системы ПВО, Индия будет создавать их на основе израильских.
В целом, Китай, располагая большими, чем Индия, финансовыми ресурсами, осуществляет программу закупок и перевооружения медленнее, но более надежно и более крупными партиями. При этом Россия не передает Китаю лицензии на критические подсистемы вооружений. С Индией же Россия планирует совместное производство таких ключевых систем вооружений как истребитель пятого поколения. Дозированные поставки американских вооружений Тайваню отчасти напоминают развитие ВТС России с КНР.

*...*...*

          Франция могла бы составить конкуренцию российским вооружениям на китайском рынке, однако она имеет слишком тесные связи с Тайванем. США могли бы поставлять радары «Фалькон» для китайских самолетов ДРЛО, однако после событий на площади Тянаньмынь в 1989 Конгрессом был объявлен запрет на их поставку. Все это создает предпосылки для стабильного и контролируемого развития ВТС КНР и РФ без особых возражений со стороны других стран.
          Вместе с тем Китай вместо полноценных боевых систем (типа истребителей семейства Су–27 или эсминцев проекта 956) теперь, похоже, будет все больше заказывать наиболее важные подсистемы для оснащения ими «платформ» (кораблей, самолетов) собственно китайского производства. Это признак растущего технологического уровня китайской военной промышленности и тревожный звонок для российской оборонки. Однако можно рассчитывать, что Китай будет оставаться перспективным для России рынком продаж основных подсистем вооружений еще 7–8 лет.


1 Комсомольская правда 31.05.02.
2 Цит. по материалам Госсовета КНР 1995 г. и по «Белая книга КНР. Оборона в 2000 г.» www.chinadata.ru
3 India today 18.05.98.
4 Шанхайская организация сотрудничества, созданноя в 2001 г. КНР, Россией, Казахстаном, Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном на базе соглашения 1997 г. о сокращении вооруженных сил в районе границы.
5 Имеется в виду колониальная политика Японии, США, Франции, Англии и России в конце19-начале 20 в.в., военные поражения Китая в борьбе с милитаристской Японией в первой половине 20 в.
6 Коммерсант, 06.11.02.
7 Б.Кузык. Россия на мировом рынке оружия, Москва, 2001, стр. 370 «Военный парад».
8 Независимое военное обозрение, 07.12.01.
9 Ведомости, 17.07.01.
10 Москва, Гендальф, 2002.
11 Время новостей, 01.08.02.
12 Б. Кузык, стр. 230.
13 Б. Кузык, стр. 665.
14 Ведомости, 30.04.02.
15 ВТС России и КНР в 1992-2000 г.г….» стр.48.

Print version
EMAIL
previous «ИНОГДА БЕЗОПАСНЕЕ ДЕРЖАТЬ ТИГРА ЗА ХВОСТ, ЧЕМ ОТПУСТИТЬ ЕГО…» ПАРАДОКСЫ РОССИЙСКО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ И РЕАЛИИ ХХ ВЕКА |
Евгений Сергеев
«С УСАМИ И ТРУБКОЙ, НО БЕЗ ЗУБОВ»
НЕОСТАЛИНИЗМ В РОССИИ ПРИОБРЕТАЕТ НЕОЖИДАННЫЕ ФОРМЫ
|
Ярослав Шимов
next
ARCHIVE
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH
NEWSLETTER

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2017
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.